Ведущая популярного телешоу «Орел и решка», певица и просто красавица Регина Тодоренко рассказала нам об игре на бандуре, о том, как посадить самолет в самом опасном аэропорту Европы и о своей музыкальной карьере.

– Мало кто знает, что вы не только ведущая, вы еще и актриса. Расскажите, как так получилось?  

– Я не совсем актриса, я недоактриса. Актриса – это когда у тебя за спиной 20 фильмов и ты известен, как Данила Козловский и премьеришь в Большом Театре, а не просто сыграл в каком-то сериальчике. Пока что это для меня путь и цель.

– Он начался задолго до проекта?  


– Да, в детстве я ходила в театральную студию, окончила ее. Параллельно училась в музыкальной школе и играла на бандуре.

– Что, простите?

– Все всегда удивляются (смеется). Бандура – это национальный украинский иснтрумент.

– Я думал, что это какое-то оружие.

– Я, наверное, лет 10 провела в театре, обкатала объездила со спектаклями очень много театров Украины, в Одессе выступала практически во всех театрах, и в Польше, и в Чехии.

– Это было в юности?  

– Детский театр. Это было до 18 лет, пока я не уехала из Одессы. Когда я поступила в университет, я продолжила играть в постановках нашего театра, мне даже пророчили большое будущее. Наш режиссер очень хотела, чтобы я поступила в Сорбонну на театроведение, была даже возможность это сделать, но когда я уже была готова туда уехать, так сложилось, что я попала на Фабрику Звезд.

– Как это получилось?

– Я попала туда со второго раза. Первый раз я не прошла кастинги, хотя прошла практически до конца, но не вышло, сказали, что я слишком маленькая, мне тогда было 17 лет. Через год я снова поехала на кастинг и тогда меня уже взяли.

– Как развивалась Фабрика Звезд?

– Наверное, хорошо, потому что сейчас я здесь и веду передачу «Орел и решка».

– То есть, получается, что победители украинской Фабрики Звезд попадают в Москву?

– Нет-нет, по-разному бывает, победители Фабрики Звезд попадают и в Лондон, может, кто-то в Америку (смеется). Все зависит от человека и от того, какой у него стержень. Мне удалось попасть в финал и после этого закрепиться в девичьей группе.

– Как она называлась?

– Real O. Это аббревиатура из заглавных букв наших имен. Я пропела в ней 5 долгих, жестоких лет.

– Почему, это нелегкий труд?  

– Да, это очень нелегкий труд – все время контактировать с женщинами. Мы, женщины, очень двойственные натуры, истеричные, а тем более, когда это артистки. Каждой ведь хочется выглядеть лучше, чем другая, каждой хочется петь больше, чем другая (смеется). Были конфликты, истерики, немножко драк, гвозди в туфли (смеется). Хотя, казалось бы, в театре должна была быть такая клоака, обычно в театре все друг с другом спят, у всех какие-то любовные истории, интриги. Детский театр – это немножко другое, все-таки нам было по 15-16 лет и горя мы не знали во всех этих любовных историях и распрях, мы просто трудились. Я вообще все свое свободное школьное время проводила в театре, с 10 утра до 10 вечера. Нас там мурыжили как солдат, наверное, оттуда у меня такая закалка, что я могу летать сколько угодно, работать 27 часов в сутки вместо 24-х.

– То есть, театр для вас – школа жизни?  

– В первую очередь, это закалка, театр очень формирует характер.

– С чем можете сравнить театральную школу?  

– С военным училищем.

– Вы бы хотели вернуться в театр?

– Да, я очень хочу сыграть какую-нибудь роль в театре.

– То есть, это не забытая история, оставленная позади?

– Это творческая сфера, она включает в себя все – и оригинальный жанр, и хореографию, и вокал. На сцену ты ведь тоже выходишь как актер, когда мы поем грустную песню, мы вживаемся в роль и тоже становимся грустными. И те эмоции, которые ты испытываешь, когда поешь веселую песню, и переживания, когда ты выходишь на сцену как ведущий, в каждой ситуации мы надеваем определенные маски и подстраиваемся под определенную ситуацию. Это все театр.

– Расскажите о самых запоминающихся случаях, которые произошли с вами на проекте «Орел и решка».

– Недавно мою жизнь поменяла одна ситуация, в которой нужно было действовать быстро, четко, лаконично. Я взлетела на самолете и посадила его сама. У меня был класс по пилотированию.

– Было страшно?  

– Было очень страшно, потому что я почувствовала ответственность за людей, которые были рядом со мной. Возможно, если бы я была одна, мне бы не было так страшно. Подумаешь, все мы там когда-то окажемся (смеется). Рядом сидел пилот, который контролировал процесс, но все было в моих руках и это было очень страшно. Между прочим, я посадила самолет в самом опасном аэропорту Европы, это было на острове Мадейра в Португалии.

– Почему он самый опасный?  

– Потому что там постоянная турбулентность, очень сильные потоки ветра и посадочная полоса довольно узкая, а по обе стороны океан и обрыв.

– Как я понимаю, у вас на съемках часто происходят такие ситуации?  

– Постоянно, постоянно чем-то рискуешь, особенно жизнью! Недавно, например, мне пришлось ночевать на леднике в Сиэтле.

– Похоже, ваши продюсеры очень вас любят и заботятся о вас?  

– Меня дико любят, пускают во все тяжкие, во все круги ада (смеется). Мне кажется, что до меня на проекте таких рискованных и необдуманных поступков никто не совершал. На леднике я настрадалась, мне было очень холодно, я была совсем не приспособлена к леднику – в джинсиках, термобелье, кроссовочках… В Сиэтле ведь тепло, я-то надеялась, что мне выпадет золотая карта. Я счастливая, с рюкзачком, бутербродом, с замерзшими руками, трясущимися зубами, ноги, мокрые по колено, в руках какая-то палка, на ногах какие-то кошки и ты пытаешься как-то по чуть-чуть продвигаться по снегу…

– Мне казалось, что в рамках программы по сценарию у каждого ведущего есть свой образ и что образ Регины – это Пеппи Длинныйчулок, которая постоянно попадает в экстремальные ситуации и умудряется из них выбираться?  

– Да, наверное, образ. Или просто такие ситуации, которые сами меня находят, а может, я их нахожу. Мой оператор, который постоянно со мной путешествует, называет меня человек-авария, недоумевает, почему во все самые странные и страшные ситуации они попадают именно со мной. Я на это отвечаю, что это не я виновата, это его такая карма, ему правда очень не везет. Мы с ним ночевали уже везде – и в пустыне, за 400 км от цивилизации, и на далеком острове Танна, где живут племена и цивилизации нет в принципе, мы ночевали там в гнезде. Мне нравится такой образ, я люблю испытывать что-то новое и считаю, что нужно брать от этой жизни все и получать от этого удовольствие. Если сейчас не попробуешь, то когда? Нужно жить здесь и сейчас.

– Давайте поговорим о вашей музыкальной карьере, вы поете?  

– Пою. В детстве меня не взяли в хор, не было ни слуха, ни голоса (смеется). При том, что мама, папа, брат – очень музыкальные. Моя мама окончила музыкальную школу по классу фортепиано и должна была поступать в консерваторию, папа самоучка-гитарист и он долго выступал на свадьбах, мой брат – баянист. Я очень расстроилась, когда меня не приняли в хор, но потом я пришла туда снова и сказала, что буду петь у вас, хотите вы того или нет (смеется). Меня взяли, и я пела там три года в хоре, училась игре на фортепиано, но мне так не нравилось сольфеджио, что я бросила музыкальную школу и продолжала заниматься хореографией. Но я потом все равно продолжила заниматься пением, пела в народном хоре какое-то время.

– Сейчас, как я понимаю, у вас своя группа?  

– Да, я собрала свой коллектив. У меня есть гитаристка, барабанщик и балет. В балете я мало принимаю участия, я все это отдала под руководство своей подруги Елены Чировой, она хореограф, моя коллега и близкая подруга, мы с ней дружим уже 20 лет. Так что я теперь пою, пишу музыку сама наконец-то.

– Вы поете на английском языке?  

– Нет, я пою на двух языках – русском и английском, еще собираюсь на японском спеть, на французском, может быть, на сенегальском и на других языках. Я хочу сделать интернациональный альбом, так как много путешествую, мне хочется сделать альбом народов мира. Сейчас пока в моем репертуаре есть 6 песен, на каждую песню я хочу снять клип, пока я сняла два. Мне очень удобно, потому что я много путешествую и в этих поездках редко, но удается что-то снять. В Америке удалось снять клип на песню «Heart’sBeating», я осталась там на 5 дней исключительно для того, чтобы снять клип.

– Наш традиционный вопрос, каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

– Я уже говорила об этом – бери от жизни все и получай удовольствие от того, что ты делаешь. Я стараюсь, чтобы за каждое сегодня я могла чем-то гордиться и за что-то себя похвалить. Каждый человек должен похвалить себя за то, что сделал сегодня. Если ты сделал что-то хорошее и считаешь, что это твоя маленькая победа, похвали себя.

Фотограф: Вероника Аракчиева

За предоставленный интерьер выражаем благодарность бару «Gipsy».

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here