Популярная певица, композитор, автор и исполнитель своих песен Юта рассказала нам о том, как непросто ей далась творческая пауза, о своих поклонниках, любимом городе – Москве и своем возвращении на сцену уже в новом музыкальном жанре.

Городские сумасшедшие: Юта

– Юта, для начала хотелось бы понять, какого музыкального жанра вы сейчас придерживаетесь в своем творчестве?  

– Прежде всего, я занимаюсь музыкой. Наше общество, понимаю, требует некой классификации того, что ты делаешь. Это данность, с которой не то, чтобы нужно мириться, необходимо правильно расставлять акценты. Начнем с того, что роком моя музыка не была никогда, в привычном его понимании. Когда я занималась «роком», многие приверженцы рока воспринимали меня как «попсу». Попса же категорически не принимала в свой лагерь и утверждала, что это рок. Удивительно, что первая песня появилась на радио «Шансон», это было в 2000 году. Уже в 2002 в мою жизнь вошло «Наше Радио», которое поддерживало много лет. Сейчас моя музыка в большей степени эстрадная, настоящая русская песня.


– Как вы думаете, почему ваши песни ратируются на радио «Шансон», это связано с тембром голоса или с ритмическими особенностями композиций?  

– У нас в стране шансон – это некая альтернатива  гламурной и  бездушной попсе.Но мои слова не означают, что такая попса – это плохо (улыбается).

– Можно ли сказать, что шансон преследует и другие цели в отличие от поп-индустрии, которая, в основном, связана с коммерцией?  

– Любой человек, занимающийся музыкой, в первую очередь, занимается этим ради удовольствия. Не, конечно, он знает о некоем высшем предназначении. Но у каждого занятия есть и более земная, рациональная цель. Мое предназначение – заниматься музыкой. Моя цель – популяризация своей музыки. Многие исполнители шансона, кстати, имеют гораздо более радужную концертную историю, нежели «лагерь» поп-артистов. Каждый поет и пишет так, как может, а зритель платит за это рублем. Мне не нравится, когда слушателя держат за стадо, которое , якобы, ничего не понимает в музыке. Это миф, удобный многим. Люди все понимают, они чувствуют сердцем и голосуют рублем, приходя на концерты и покупая музыку.

Городские сумасшедшие: Юта

– Повлияла ли как-то перемена жанров за те 16 лет, которые существует «Юта», на ядро слушателей? Все-таки у радио «Шансон» и «Наше Радио» разная аудитория. Они пересекаются или наоборот противоречат друг другу?  

– Ядро осталось в моем отношении к профессии, в том, я пишу песни и как их исполняю. Ключевое – мелодия, которую можно спеть, и максимально искренний и простой текст, в котором рассказана история. Стараюсь не мудрить и избегать деепричастных оборотов). Честно сказать, переживала, когда произошло переформатирование. Были опасения, что старые поклонники «отвалятся», но никто не «отвалился». Все, кто полюбили меня сначала, остались со мной. Это наталкивает на мысль – иногда людям неважно, что ты поёшь, главное – какую энергию несешь. Самое прикольное, когда ко мне подходят и говорят, мол, мы выросли на Ваших песнях. Я вижу перед собой взрослого, состоявшегося человека, который вырос на моих песнях и думаю, сколько же мне лет (смеется)?

Городские сумасшедшие: Юта

– Не нужно думать о плохом. Жанровая перемена важна для каждого артиста. Было ли это связано с тем, что вам чего-то не хватало для вдохновения или же все было спланировано очень четко?  

– Хороший вопрос. Поскольку у меня нет продюсера, и никто не ставит мне творческие задачи, как надо делать и как целесообразно поступать с точки зрения рынка, я пишу свои песни, как на душу ляжет. В какой-то момент стали получаться совсем не рок-н-рольные песни. Совершенно бессмысленно ломать себя, только чтобы остаться в привычном амплуа. Я предпочла делать так, как диктует сердце. Но было трудно. Чтобы во всем разобраться и понять, что делать дальше, я и ушла в творческую паузу. Родила еще двоих детей, временно оставив сцену. Правда, успела написать музыку к нескольким сериалам и кино. Это было прекрасное время. Быт и дети сильно затягивают, и чем больше ты погружаешься в этот чудесный женско-домашний мир, тем сложнее оттуда вынырнуть и начать снова действовать. Очень комфортно было, но, чувствовала – пауза затянулась. Затем случилась трагедия, умер мой муж… На самом деле, я благодарна тому времени, потому что успела себя потерять, найти, снова потерять и опять найти. Сложный был период.

– Как для любого творческого человека. Повлияло ли это как-то на то, что сейчас происходит в вашем творчестве?  

– Да, очень повлияло. Эту творческую паузу отчасти можно сравнивать с подростковым периодом, этакий бунт, когда ты отказываешься от всего, что было сделано раньше и говоришь, мол, всё плохо. Происходит переоценка ценностей. То, что сделано, уже в прошлом. Нужно начинать все с начала, нужно создать что-то новое. Сейчас я стала более спокойно воспринимать тот факт, что не знаю о музыке вообще ничего. Когда за плечами уже множество альбомов, ты думаешь, что получил богатый опыт, и в следующий раз будет легче. А в следующий раз получается, что нужно учиться с нуля. От процесса этого постоянного поиска, честно, получаю удовольствие. Еще я научилась наслаждаться тем, что есть. Все мы взрослеем (улыбается).

Городские сумасшедшие: Юта

– Мне кажется, что чем старше мы становимся, тем меньше понимаем, что происходит вокруг.  

– Да, это совершенно точно (улыбается).

– Скоро состоится ваш тур по городам Урала, почему выбор пал именно на эту область? Какая публика приходит на ваши концерты, я имею в виду жанровое направление слушателей?

– Публика у меня потрясающая – народная интеллигенция. Это думающие, тонко чувствующие люди, которые знают мои песни наизусть и поют их вместе со мной. К тому же, это очень разновозрастная публика, от 14-летних девочек до взрослых и мудрых людей.

– Почему тур по Уралу?

– Да потому что давно этого хотела! Я же уральский человек, родилась и выросла в Екатеринбурге, для меня это родные места. Родина.

– Хотели когда-нибудь вернуться на родину?  

– Каждый раз, когда приезжаю в Екатеринбург, на третий день мне становится, эээ…,тоскливо. Просто потому, что элементарно не хватает московского ритма жизни. В родном городе свой уклад, там все медленно, основательно и торжественно. Москва – мой наркотик. Здесь все быстро, оперативно, шумно и тесно.

– Чем для вас является Москва?  

– Москва – любовь моей жизни! Я это поняла уже в достаточно сознательном возрасте. В 18 лет побывала в разных странах и городах Европы, конечным городом был Рим. Пробыв там какое-то время, постепенно привыкла к масштабу города – узкие улицы, невысокие здания. После этого, возвращаясь в Москву по Ленинградскому шоссе, буквально оторопела от контраста – дорога в шесть полос, широченные улицы, высокие дома – такого в Риме нет нигде). Помню шок, который тогда испытала – раньше я просто не замечала масштабов своей Москвы. Во время учебы в Гнесинском училище, можно сказать, я ощутила себя москвичом, влилась в ритм, как говорится.

Городские сумасшедшие: Юта

– Вы никогда не чувствовали себя лишней здесь? Ведь Москва бьет с носка.

– Мне кажется, что это позиция несчастливых людей, все зависит исключительно от внутреннего состояния. Я выросла в одном из самых неблагополучных районов Москвы, в коммунальной квартире, Поступила в Гнесинское училище. Дальше делала свою карьеру сама, и у меня кое-что получилось. Москве очень благодарна за те возможности, которые она предоставляет. Да, было и сложно и голодно, надо было как-то существовать… Всякое было. Это же некая проверка на вшивость. Было время, когда при уже налаженном быте и связях, муж очень захотел уехать из страны. Я восприняла это очень болезненно, потому что не видела своей жизни ни в каком другом месте кроме Москвы. Но за мужем надо идти, и я бы пошла, как жена декабриста. В итоге, Олег поездил по миру и понял, что это не самая лучшая затея, и я снова стала самым счастливым человеком. Москва – это мое все. Просто обожаю этот город!

– Что в перспективе ждет певицу Юту, будут ли еще какие-то жанровые изменения, когда планируете выступить с концертом в Москве и Питере?  

– Думаю, большой концерт состоится осенью, и он будет посвящен 16-летию творческой деятельности. 15 лет отмечают все, это традиция. А для меня 16 – дата очень символичная. Это же возраст, когда накрывает ощущение, что все только начинается! Таково мое нынешнее внутреннее состояние, поэтому, отмечаю эту дату с названием «Мне 16». Что касается жанров…Все смешалось в этом мире. Сейчас я записываю так называемые всеформатные песни, которые легко ротируются на любой радиостанции, как это произошло с песней «Любимый мой» и «Первое свидание». Параллельно с этим делаю альбом романсов. Делать я его буду долго и основательно, потому что это некоммерческая история. Хотя…Один из романсов «Быть как все» написан мной для сериала, который скоро будет запущен на телеканале канале «Россия1». Этот романс лег в основу всей рекламной компании сериала. К чему я все это – никогда не знаешь, что будет коммерчески успешным, а что нет. Но, возвращаясь к теме, романсы это для души и для узкой аудитории. Жанр очень непростой – хочется сделать его современно, но остаться в рамках жанра.

– Напоследок наш заключительный вопрос, каков ваш взгляд на повседневную жизнь? 

– Я нормальный человек, у меня бывают разные периоды. И аппатия, когда ничего не хочется, и эйфория, когда хочется всё и сразу, и периоды абсолютного спокойствия и ровности, и периоды одиночества, от которого, кстати, получаю удовольствие. Но всегда повторяю себе, что мы играем. Играем не только на рояле и на сцене, но и в жизни. Всё вокруг – просто игра. Когда вливаешься в это настроение, чувствуешь себя абсолютно счастливым человеком. Если тебе не хочется что-то делать, или тебя что-то расстраивает, отнесись к себе, как к игроку. Дети же играют?! Смотрю на своих детей и понимаю, что именно в игре и заложен секрет счастья, модель жизни и поведения человека. Дети лучше нас. Дети играют не просто так.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here