Первое сентября – праздник одной песни. Я настолько не любил школу, что первое сентября до сих пор заставляет меня ненавидеть осень, вгоняет в депрессию и просит выпить чего-нибудь крепкого прямо с утра. 

Я учился в двух абсолютно разных по консистенции школах. Ну, потому что одна была в России, а вторая – в Англии. Сегодня про отечество.

Школьная форма мне жала, мяла, и по итогу я не надел её ни разу. Ни даже на вручение аттестата. Также за все годы учёбы я завёл дневник лишь однажды. На первой странице с мини-анкетой в ФИО я написал Jackie Chan. В графе “ученик” я написал – магистр Йода, а в графе “школа” – подрывников и суходротов. В строке “хобби” я решил быть честным – безделье и бить кувалдой по лицу 5 «А». Стоило мне обзавестись дневником, как директор устроил облаву на учеников без формы (и снова здрасьте). Он стоял с завучем на входе и отбирал дневники непослушных. Что ж, юмора с анкетой он определённо не понял, а я продолжил звонить главной зубриле класса, чтобы узнавать домашку.

На труд я не ходил. Там пилили лобзиком. На кой хрен мне пилить лобзиком, когда папа научил меня выжигать по дереву, вкручивать лампочки, паять, чинить стиральную машину и собирать шкаф (в шесть). Также папа научил меня самостоятельно менять подшипники, масло и коленчатый вал на яме (в шесть). Также сооружать лук со стрелами и пороховое ружье (в семь). На физ-ру я не ходил примерно по тем же соображениям.


Школа мне не нравилась по многим причинам. Во-первых, перенасыщение идиотов на один квадратный метр. Потом – мел постоянно сушил руки, учебники я не читал, хотя весили они п*********(много), а учительницы были настолько дряхлыми, что дрочить было просто не на кого. Только литература меня радовала. Её я тоже особо не читал, зато учительница была моей стабильной фантазией. Я постоянно раздевал её глазами в классе, следил, как вибрирует её попа, когда она пишет мелом по доске, и день считался прожитым не зря, когда мел падал. Позже меня отдали к ней на дополнительные по русскому. Чёртов возраст.

Мне нравилась физика, потому что опыты, и химия, потому что опыты. Мне нравилось всё, что можно было применить на практике. Из математики я понял только то, что, если пойти в туалет, достаточно сильно ударить себя по носу, пойдёт кровь, и контрольную можно не писать. Ещё я очень хорошо научился считать деньги, но этому навыку я обязан маме. Как говорила её мама и моя бабушка, Тамара Генриховна Аккерман – деньги любят счёт.

Учитель английского языка – единственный учитель, который умел учить. Он не был скучным занудой и остро шутил. На английском я никогда не спал, старался выполнять домашку и переживал за оценки. Не потому что дневник (которого не было) и табель было жалко, а потому что именно он заложил в меня первый сарказм и иронию. Плюс – в десять лет я уехал в Англию и понял, что все остальные предметы мне там объяснят по-нормальному, лишь бы английский достаточно знал. Учитель по английскому был моим первым мастером.

Про географию, биологию и прочие скудные теории о том, как и где жить, – я с периодичностью раз в два дня выходил из класса. Мне постоянно грозили двойкой за 11-ый класс, но камон – до 11-го было ещё несколько лет впереди, и по итогу нас всех всё равно уравняли ГОСы. За хорошие ГОСы родители пообещали мне новый bmx, безлимитку в филармонию и целое лето без дополнительных немецких, испанских и прочих. Могу сказать одно – надо было заторговаться на то, чтобы они освободили мне квартиру на всё лето. Лоханулся, ну а с кем не бывает.

Короче, школа была сплошным разводиловом, и даже за сосисками в тесте приходилось стоять в очереди. Русская школа научила меня списывать, искусно делать вид, что я болею, ходить по-большому дома и вовремя выходить из класса, когда начинают спрашивать домашнее задание. В Англии всё это не работает, но жизнь не Англия. Единственным школьным достижением считаю своего друга Сашу. У него же я, кстати, списывал всё, что мог, и даже через три парты, когда нас рассаживали.

Первое сентября убивает меня мыслью о школе. Будит меня паранойей знакомыми песнями и пугает ором директора, который ведёт линейку в соседней школе. Если бы сентябрь был книгой, я бы перелистнул половину, лишь бы осень закончилась, оставила меня в покое и – скорее бы весна с летом. В школе было хорошо. Но бывает в жизни “хорошо”, которое закончилось, и слава богу.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here