«Дело Вайнштейна», нашумевшее в прошлом году, продолжает волновать умы по всему миру. И вот тему домогательств подняла Катрин Денёв. Встав на защиту мужчин, она заявила об их «праве на приставания». Открытое письмо, под которым подписалась актриса, а вместе с ней и сотня известных француженок, опубликовала газета «Монд».

«Изнасилование — это преступление. Но настойчивые или неловкие ухаживания нельзя считать правонарушением, а комплименты — проявлением мужланской агрессии… Мы же отстаиваем право на флирт, которое необходимо для сексуальной свободы», — отмечалось в письме.
Денёв не увидела причин для волнений, если мужчина «дотронулся до колена или поцеловал, заговорил на интимную тему во время рабочего обеда или отправил сообщение сексуального характера женщине, которая не испытывает к нему взаимности».
И тут традиционно общество раскололось. Одни, как и Денёв, ратуют за презумпцию невиновности мужчин, другие же готовы линчевать за один только страстный взгляд. Почему же так происходит?
Начнём с главного. В основе взаимоотношений мужчины и женщины лежит инстинкт «охотник – добыча», подчёркивает психолог, конфликтолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов. Мужчины как охотники по своей природе должны завоёвывать, а женщины – быть завоёванными, подчёркивает он.
Однако одна ждёт агрессивного охотника, который догонит и сразу заарканит, второй же подавай терпеливого и ласкового, который сначала прикормит, а уж когда она с руки есть начнёт, тогда-то и возьмётся за ружьё.
«Всё зависит от воспитания и образа жизни. И если одна сотрудница может быть не против заигрываний с боссом, то для другой знаки внимания со стороны руководителя – совершенно неприемлемы. Поэтому об аспектах совместной работы лучше всего договориться «на берегу». А в случае с обвинениями в сексуальных домогательствах, в первую очередь, нужно разбираться в обстоятельствах и мотивах такого поведения», – подчёркивает Олег Иванов.

Сложность для мужчин кроется ещё и в том, что одни и те же действия разные женщины воспринимают по-разному.
«Во-первых, разным людям нужно разное личное пространство. Кому 30 см, кому метр, а кому и все полтора. То есть одной женщине вполне спокойно, когда мужчина находится физически достаточно близко. А есть такие, у которых даже нарушение этой физической дистанции вызывает стресс и дискомфорт», – рассказывает психолог Илья Шабшин.

Большую роль играет жизненный опыт женщины, в том числе и детский. «Если в детстве бывали случаи, которые можно расценить как развратные действия (при этом часто виновники – далеко не таинственные незнакомцы, а кто-то из близких и родных), девочка, которая прошла через это будет иметь повышенную чувствительность к эпизодам с намёком на домогательства», – отмечает психолог.
Плюс мужчина должен очень чутко (а чуткость и мужчины – чаще всего чуть ли не диаметральные понятия) отслеживать эмоциональную открытость женщины.
  
«Когда люди общаются, женщина может проявлять специально или нет разную степень эмоциональной открытости. Так, если она улыбается, смеётся в ответ на шутки, её тело повернуто к собеседнику, она сама что-то предлагает, задаёт вопросы, то она показывает, что её эмоциональные границы приоткрыты. Тогда сближение со стороны мужчины будет воспринято ею как флирт, – поясняет Илья Шабшин. – Если же поведение женщины сигнализирует о закрытых эмоциональных границах – она серьёзна и особо не поддерживает, смотрит в сторону или в даль – то стремление мужчины, например, приобнять её или положить руку на коленку будет воспринято как домогательство».
Что же касается грани между флиртом и домогательством, то, на мой взгляд, флирт – это игра, которая должна нравиться обоим, добавляет Олег Иванов.
Проблема в том, что у нас очень любят перегибать палку, доводить любую акцию, любой скандал до абсурда. Денёв собственно именно об этом и говорит в своём письме, призывая не устраивать охоту на ведьм.

«По сути, хэштег #metoo повлек за собой в прессе и социальных сетях целую кампанию доносов и публичных обвинений людей, которым даже не предоставили возможности дать ответ и оправдаться, а с ходу поставили их на один уровень с сексуальными агрессорами. У этого самосуда уже есть жертвы: мужчины не смогли продолжить нормально работать, были вынуждены уволиться лишь потому, что когда-то попытались дотронуться до колена», – отмечается в письме.
«Дело Вайнштейна» фактически поставило мужчин в тупик: гендерное распределение ролей никто не отменял, а это значит, что инициатива остаётся за мужчиной. То есть женщины продолжают ждать от них явных и конкретных действий, и мужчины готовы к ним, но никто из них не хочет получить в ответ обвинение в домогательствах.
«Борьба за независимость и самостоятельность женщин – дело несомненно хорошее. Но порой понятия подменяются, – отмечает психоаналитик Артем Баранов. – Денёв довольно тонко чувствует этот момент, она понимает, что та «борьба» за женщину, которая разворачивается сейчас, на самом деле может обернуться серьёзным культурным и цивилизационным кризисом. В её высказывании о сексуальной свободе нет призыва к некому срыву всех запретов и рамок. Она говорит о свободе полов, так как sex – это прежде всего пол, а потом уже процесс. И погоня за свободой одного пола стала наносить ущерб другому».
Главное фото: kinopoisk.ru


ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here