Жрать, конечно, грех. С этим никто не спорит. Особенно когда первый день весны уже наступил, а в джинсы все еще можно только с мылом влезть. Но иногда, в редких случаях, еда становится не только единственным удовольствием, за которое не предусмотрено наказание по статье УК, но и двигателем прогресса, катализатором карьеры и даже, не побоюсь этого слова, спасением от порки. Сейчас расскажу.

Давным-давно, когда я еще работала продюсером спецпроектов в одном там журнале, мы поехали в город Санкт-Петербург на съёмки. Съёмки были многосерийной картины, в которой главную роль играл Александр Юрьевич Домогаров. Мне надо было уговорить Александра Юрьевича сниматься для нас на обложку. 

Скажу прямо – проще вам всем прямо завтра проснуться богатыми, знаменитыми и в центре Нью-Йорка в собственном лофте, чем заставить этого артиста сниматься.

Тем более – на обложку. Со стилистами, визажистами и вот этим всем.


Но главный редактор честно сказала, что сделает из моей головы тыкву и набьёт её всем подряд, и лучше бы мне пошевеливаться в смысле чудес красноречия и уговорить Александра Юрьевича.

А не то. Имей это. Поняла? Всё, иди отсюда.

Ну, и я поехала в Петербург, и там в перерыве между съемками мы пошли пообедать с режиссером и, собственно, Александром Домогаровым. Чтобы непринужденно предложить ему потратить 485 часов своего времени на обложечную съемку в отеле «Астория» со стилистами, визажистами и прочей амуницией.

А там какая-то маленькая кафетерия была на Петроградской стороне, рядом с местом, где съемки.

Приходим, значит. Режиссер заказал борщ, одна девушка, которая тоже с нами была – салат. Я сказала:
– Мне, пожалуйста, вот эту селедку под шубой. Этот борщ тоже, да. Еще я буду котлету. Что? Да, конечно, с картошкой. Соус. И кофе можно сразу. Десерт попозже, после котлеты принесите.

Ну, я же с поезда была. Потом – Петроградская сторона вообще-то не ближний свет. Пока доедешь. Короче, есть хотелось очень.

К концу заказа Александр Юрьевич, не стесняясь, ржал над моим здоровым аппетитом. И потом еще ржал, когда я всё это ела (а я не просто ела, я всё съела), и, когда мы встали из-за стола, неожиданно подал мне пальто.

– Александр Юрьевич, – подавив интеллигентный котлетный ик, сказала я. – А давайте вы у нас будете на обложку сниматься?
– Вот что-то такое я и предполагал, – немного ворчливо заметил артист, но потом ответил в духе: ну пёс с тобой, снимай. И мы договорились.

Хорошая вышла обложка, я ради нее потом специально еще раз в Питер приехала, и, как сейчас помню, с меня тогда в «Астории» за кофе с булочкой слупили 800 рублей.

Давно это было.

Читай также: 

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here