Где проходит граница психической нормы? Можно ли различить, где эксцентричная выходка гения, а где уже определённо психическое заболевание? На данный момент всё ещё не существует универсального и точного инструмента, способного определить, здоров человек психически или нет. Больным может оказаться коллега на работе. Да, у него могут быть проблемы в личной жизни, специфические свойства характера или трудности в работе, но он будет вполне адекватным и нормальным. Его вид не будет иметь ничего общего с человеком в смирительной рубашке.
По официальной статистике ВОЗ – 27 % населения Земли хоть раз страдали психическими заболеваниями. Велика вероятность, что в большом коллективе вам встретится кто-то с реальным диагнозом, а вы не будете об этом знать, и более того, даже не заподозрите. Большинство психических заболеваний имеет волнообразный эффект — вчера человек не мог отделить реальность от галлюцинаций, а сегодня он вполне нормальный. Этого человека кто-то любит, на работе он помогает коллегам и с соседями тепло дружит. Вполне достойный член общества. До очередного рецидива.
Волна может накрыть его внезапно и даже без причины. Здесь уместно привести пример: здоровому человеку понадобится три литра колы, чтобы получить боль в желудке, и то не факт, всё будет зависеть от выносливости его организма. В то время, как человеку с язвой достаточно одного стакана, чтобы оказаться в больнице. Более того, ему может стать плохо даже после безобидного морковного фреша, например. Рецидивы при психических диагнозах непредсказуемы, никогда не знаешь, что может послужить спусковым механизмом.


Сегодня ваш коллега — друг, которого вы прекрасно знаете и доверяете ему свою жизнь, а завтра — он забудет выпить таблетку, и вы окажетесь наедине с его галлюцинациями. Вы можете сказать ему безобидную вещь, а человек совершит суицид или нанесёт вам какие-нибудь увечья. Виноват ли будет человек?  Конечно, нет, нельзя винить того, кто был не в себе в момент агрессии.
Захотите ли вы, чтобы этого человека навсегда закрыли в психиатрической больнице, ведь он может быть опасен во время следующего приступа, или предпочтёте брать на себя риск и отстаивать его право на нормальную жизнь в социуме после лечения, оставаясь с другом рядом? Более того, имели ли вы право знать, что работаете с больным человеком?
В нашем обществе о психических заболеваниях рассуждают, впадая в крайности. Либо «Это всего лишь нервы, успокойся и не драматизируй» либо «Он псих совсем, заприте его — он видит дьявола». Мы боимся того, чего не знаем, поэтому в стране у нас принято избегать людей с психическими заболеваниями — прятать от них детей, стыдиться перед друзьями диагноза родных и даже переходить на другую сторону улицы, чтобы не заразиться, словно психическое отклонение — это проказа.
Конечно, речь идёт о случаях, когда о диагнозе известно. Ведь по законам нашей страны психически больной человек не обязан сообщать работодателю о своём психическом заболевании. Он не обязан ходить к врачу, если не хочет. Даже откровенно опасных не могут забрать на принудительное лечение, если не было факта причинения вреда себе или окружающим. Но ведь есть и вполне вменяемые люди, которые вполне социализированы, они должны иметь право на нормальную жизнь, поэтому и сохраняется тайна медицинского диагноза.


Определение психической нормы само по себе достаточно расплывчато. Универсального метода определения, болен человек или нет — не существует, да и что мы вкладываем в понятие «Психически здоровый»? Наше психическое состояние всегда динамично. Сегодня мы грустим, а завтра уже пищим от восторга или нервно возбуждаемся от стресса. Даже некоторые привычные состояния из палитры человеческих эмоций на самом деле ненормальны.
Например, влюблённость. «Бабочки в животе» вызывают в мозгу настоящую нейрохимическую кашу, мешают концентрироваться, мыслить логически и могут привести к болезненной аддикции. То же самое можно сказать и об ощущении счастья, которое по факту является сильным отклонением от нормального состояния человека. Профессор Ричард Бенталл из Ливерпульского университета отнёс счастье к большому аффективному расстройству приятного типа, что достаточно далеко от нормы, верно? Учёный утверждал, что счастье базируется на когнитивных нарушениях и ненормальной работе центральной нервной системы. Почему тогда счастье не относят к отклонениям? Всё просто — никто не жалуется.
Тем более, само понятие нормы не только размытое, но и ещё чрезмерно философское. Убийство на войне — норма? А гладиаторские бои в Древнем Риме или даже коррида сегодня? Понятие меняется и зависит от социума, эпохи и культуры. Нельзя угодить всем и быть нормальным для всех.


Врачи не могут договориться даже между собой. Доказательством служит шокирующий эксперимент психолога Дэвида Розенхана, состоявшийся в 1973 году. Он с семью своими коллегами симулировал слуховые галлюцинации, чтобы попасть в психические больницы. Там они намеревались вести себя обычным образом и, быстро доказав свою нормальность, выйти. Не вышло, ведь всем поставили самые серьёзные диагнозы, вроде шизофрении. Врачей удерживали от 20 до 50 дней и пичкали сильнодействующими лекарствами. О симуляции догадывались лишь пациенты этих клиник! 
Всё-таки, несмотря на всю относительность диагностики, есть общепризнанный ряд признаков нормальности от немецкого психолога Эриха Фромма «Продуктивность, неотчуждаемость от общества, эмоциональная связь с внешним миром, постижение объективной реальности своим интеллектом, осознание собственной неповторимости и связи с ближними». Значит, идём от обратного и проверяем, есть ли у нас отклонения.

professionali.ru

Тщетные умственные усилия: Когда кажется, что человек много работает, а потом выясняется, что он даже на рабочем месте не бывает — явно повод задуматься.
Отчуждение от общества: Неспособность ужиться с любым социумом говорит о дисфункции. Не путайте с нежеланием.

Неадекватная реакция на окружающий мир:
Если человек продолжает невозмутимо читать книгу в горящей комнате или втыкает вилку в глаз в ответ на просьбу передать соль, всё очевидно.

Разрыв с объективной реальностью: Факты очень легко проверить. Зачем гадать, правда ли за человеком установлена слежка и серьёзно ли он обладает экстрасенсорными способностями? Как правило, в реальности всё намного прозаичнее. 
Невозможность осознать собственную неповторимость: Случай, когда человек не может отличить собственные мысли, желания и чувства от чужих.
Неспособность поддерживать близкие отношения: У всех должны быть подобные привязанности, хоть к кому-то или чему-то: работе, семье, хобби, близкому человеку или любимому коту. Отношения — естественная потребность человека.

Все эти ненормальные состояния мешают жить человеку и заставляют страдать либо его, либо окружающих его людей. Понятие нормы связано с качеством жизни, поэтому самый верный подход врачей к психическим заболеваниям звучит так: «Нет  жалоб —  нет проблем». Если индивид доволен жизнью и объективно не мешает другим, то его самовыражение — его личное дело. 

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here