Взрослый человек должен.

И не спорьте. Он должен – и всё. Он должен иметь работу с нормальной зарплатой – такой, чтобы хватало не только на еду, а покупка зимней одежды не превращалась бы в квест.

Если мужчина – должен обеспечивать. Вот хотя бы себя, а в идеале – и семью, конечно, тоже.

И на работу не опаздывать.


Женщина вообще по умолчанию всем должна: выйти замуж (лучше до тридцати, потом размер долга растет и капает пеня в виде маминых вздохов «Ну когда же»), самостоятельно зарабатывать, чтобы не сидеть у мужа на шее, но не слишком много, чтобы не отращивать в муже комплекс неполноценности. Быть красивой, но не зависать по спортзалам и салонам красоты слишком часто – потому что иначе и жена так себе, и мать наверняка плохая. Дети, кстати, тоже лучше, чтобы были. Потому что если не заведешь сейчас, в старости останешься одна. Ну, или будешь единственной пожилой матерью на родительских собраниях. Поняла? То-то. И ипотеку возьмите вместе, хорошая вещь.

Неписаные правила.

Никогда не пробовали возразить: а если я не хочу? Не хочу ипотеку, хочу бросить все и уехать в Индию, в Нью-Йорк, на Урал. И там никогда не жениться. Или выйти замуж в 42. Без детей, или, например, – восьмерых родить.

Психолог Михаил Лабковский недавно написал: для того, чтобы быть счастливым, нужно делать только то, что хочется. То есть, если хочется на Урал – то можно и на Урал. Почему нет?

Это что же такое будет, спросили у него строго и много раз. Это же будет вседозволенность. Анархия. Станет просто опасно жить – потому что ужас же, что начнется.

Ну, например.

Однажды мне было пять лет, и мама решила уехать в командировку, а ко мне приехал дедушка.
– Папа, – сказала моя мама, выдавая ему инструкции по использованию младенца, то есть меня. – Вот тут у нее платья. Десять штук – по одному в день.
– Почему десять? – недоуменно спросил дедушка.
– Не спрашивай. Может дождь пойти. Или Аня выльет на себя компот. Суп. Лужу. Слюни соседского мальчика Коли во время драки. Это неважно. Главное, что вот тут колготочки. Ты всё понял?

Когда моя мама так спрашивает, даже снег перестает идти. На всякий случай – мама по гороскопу Скорпион и очень хорошо знает, когда должен иди снег, а кому нужно носить колготки.

Короче, дедушка понял, и счастливая мама уехала, оставив мне платьев, а дедушке – вид на океан с балкона одиннадцатого этажа.

Неделю мы жили душа в душу. Дедушка утром отводил меня в детский сад, по дороге назад покупал свежих газет, садился на балконе, читал и думал о вечном. Или о том, стоит ли покупать вечером арбуз и маленькую, или же чёрт с ним.
Потом он меня забирал, мы жарили на кухне картошку, читали книжки и вместе гоготали над мультиками. Спать я ложилась в районе полуночи. В садик мы опаздывали. Но были абсолютно счастливы.

Потом приехала мама. Дома никого не было, кроме арбуза, который дедушка все-таки закатил на одиннадцатый этаж без лифта. Мама открыла холодильник и обнаружила там туески с кашками, борщами и прочим всем, оставленным нам неделю назад для питания наследницы и пожилого родителя.
В шкафу мирно дремали все десять платьиц. Чистые.

Мама было подумала, что нас с дедушкой украли, но, с другой стороны, кому нужен был младенец, явно одетый как попало, и отец без владивостокской прописки? Никому, это же очевидно. Мама решила просто ждать нашего возвращения. 

А мы по дороге зашли в магазин. Поэтому, когда вернулись, в одной руке у дедушки была сумка с картошкой, а в другой – я. Одетая в колготки, дедушкину рубашку и растянутую майку со следами лужи, компота, супа и драки с мальчиком Колей.

– Папа! – простонала мама с такими нотками в голосе, слыша которые, абсолютно все наделенные разумом существа понимают, что лучше бежать бегом.
– Света, ну а что я мог сделать? – тоном Ипполита под душем сказал дедушка. – Она сказала: «Хочу пойти в твоей рубашке. Вот в этой». Ну, в этой так в этой. Хочет же.

Тут из-за дедушкиной широкой спины высунулась я – с длинными волосами до задницы, потому что косички для слабаков, и совершенно счастливым выражением лица.

«Свои самые большие желания люди считают непременно низменными, порочными, опасными для окружающих. Люди уверены, что они тайные беспредельщики и попросту боятся дать себе волю», – говорит Лабковский.

И еще говорит о том, что не стоит путать эгоизм и желание жить не так, как должен, а так, как тебе лично хорошо. Потому что настоящих беспредельщиков мало. Есть те, кто любит рубашки, но ненавидит колготки и косички (или офис и Москву, ипотеку и «срочно замуж» – да полно вариантов).

Это не значит, что он не уважает желания окружающих или хочет кому-то навредить – вот уж нет. Он не хочет быть должен, а хочет быть счастлив – хотя бы иногда. Как в пять лет, когда есть дедушка, арбуз и вид на океан.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here