Основательница бренда WANNA?BE! и по совместительству управляющая брендом Дениса Симачева Hooligan в Москве Ирина Стройнова рассказала о своих проектах, их развитии и планах на будущее.

– Ирина, вы сейчас задействованы в двух проектах – собственном бренде украшений WANNA?BE! и новой линии Дениса Симачева «Hooligan». Давайте начнем с вашего собственного бренда. Расскажите, как вы привели его к такому успеху?

–  Сразу оговорюсь, что успех – понятие растяжимое. Наверное, бренд, который у всех на слуху, является успешным, но планы у меня гораздо шире, и моя планка еще далеко не достигнута. Работа с брендом началась более четырех лет назад. До этого на протяжении 10 лет я работала в разных местах, начиная от команды Дениса Симачева, заканчивая корпоративной офисной работой. Но проекты Дениса были самыми интересными, а все последующие мои искания, хоть и были успешными, не приносили морального удовлетворения.

– Чем вы занимались у Дениса?


– 10 лет назад я работала в самом первом клубе, в котором проводились классные тусовки для своих, помогала с организацией. Изначально пришла туда как хостесс, а через две недели была включена уже во все процессы. У Дениса вообще не бывает такого, чтобы каждый выполнял одну свою маленькую функцию.

 

– С чего начинался ваш собственный проект?

– Созданием своего бренда я занялась после того, как однажды бросила все, улетела на Бали, прожила там год. Сейчас это уже не очень популярная тема, но как раз несколько лет назад все обсуждали дауншифтинг, смену ориентиров. Для меня это был момент полной перезагрузки, когда я вообще ничего не делала, сожгла все мосты. Возвращаться в Москву было некуда и не к кому. Но скоро я столкнулась с тем, что и на острове не могла найти себя, в частности, обеспечить себе достаток в том виде, в каком его представляла. 

В итоге я нашла работу в престижной фирме, но все равно оставалась там на правах гастарбайтера – не было никаких гарантий. Я добиралась до офиса 1,5 часа, у меня не было разрешения на работу, жила без близких людей рядом. Скоро я поняла, что в таком существовании нет никакого смысла, и вернулась в Москву с четким пониманием, что не буду делать то, что мне не нравится. Освоилась, встретилась с друзьями, продала свою машину, что позволило мне какое-то время существовать. Потом устроилась барменом в «Noor» – давно мечтала попробовать себя в этом.

Параллельно я развивала ювелирную тему, интерес к которой у меня тоже возник на Бали. Там много различных производств, в том числе, ювелирных. Мой близкий друг на острове как раз занимался ювелирным делом, благодаря чему мне удалось окунуться в этот мир, где люди на производстве работают руками, увидеть все эти камни и бусины. Это вдохновило меня сделать первый браслет, который мне дико понравился, помимо меня он понравился другим людям. Так это хобби  перешло в очень уместный на тот момент заработок.  

Переехав в Москву, я привезла с собой материалы и продолжила здесь этим заниматься и начала думать, как извлечь из этого занятия пользу. Скоро я погрузилась полностью в вопросы производства ювелирки, посетила различные выставки и фабрики в Гонконге, Индии, Турции и так далее. Рассматривала также Корею, но остановилась на фабрике, которая расположена в Таиланде. Изначально, конечно, я заказывала то, что было на складах, выбирала самые удачные модели. Но потом я поняла, что рынок требует другого. Стала заказывать собственные модели в небольших количествах, выкладывала их в Инстаграм, и эти модели стали покупаться. 

Старт моего бизнеса пришелся на самый расцвет Инстаграма, первые мои заказы приходили оттуда. Так как я люблю, чтобы все было законно оформлено, начала налаживать юридическую сторону этого бизнеса. Большинство брендов, возникших в то время, вообще об этом не парились. Но я озадачилась сразу, тщательно подготовилась, оформила ИП, получила все необходимые разрешения, стала завозить все товары официально, хоть это обходилось недешево.

 – На тот момент уже кто-то вам помогал?

 – Я стала подтягивать тех, кто был под рукой – членов своей семьи, каждый из которых был занят на своей работе, но пришлось всех экстренно отрывать от дел. Так сложился наш первоначальный коллектив – это моя мама, сестра и ее муж, эти люди по сей день играют ключевую роль во всей этой истории. Возможно, если бы мне опять довелось пройти этот путь заново, я бы не стала их привлекать.

 – Почему?

 

– Потому что это накладывает большой отпечаток на отношения. Помимо роли руководителя и собственника бизнеса, я играю также роль сестры и дочери, члена семьи, и эти отношения разграничивать очень сложно. Конфликты тяжело решать, потому абсолютно все ниточки, за которые можно дернуть, им известны. И если происходит какая-то перепалка, то это похоже на Mortal Kombat (смеется).  Мы знаем слабые места друг друга. В то же время, есть и плюсы – как бы мы ни хлопнули дверями, в конечном счете, никто никого не предаст, не обманет. 

Абсолютно точно я могу этим людям всецело доверять. Сейчас нас уже больше 12 человек, к членам семьи присоединились другие люди – продавцы-консультанты, дизайнер, бухгалтерия, smm-менеджер, региональный представитель, личный помощник. Кто-то работает в штате, других специалистов привлекаем удаленно под различные задачи. Я считаю, что бизнес более гибкий, когда в нем меньше сотрудников.

 – Согласна с вами. В условиях конкурентной среды в Москве и в России как вы себя ощущаете?

 – Во-первых, огромный плюс, что я начала это на заре появления большинства современных ювелирных брендов и у меня было время подготовиться, закрепить свои позиции. А во-вторых, ювелирный рынок громаден, и даже если собрать все небольшие бренды вместе, они все равно не закрывают всех потребностей, которые существуют, и того спроса, который есть со стороны покупателей. Помимо модных небольших брендов, существуют классические ювелирные сети, большие компании и заводы, которые продают и производят. Все это огромное поле, где можно себя проявить по-разному и привлечь к себе внимание. Я бы не сказала, что мы конкурируем с классическими ювелирными брендами, мы скорее конкурируем за долю тех денег в кошельке, которые девушка собирается потратить на разные «приятности», это может быть и косметика, и одежда, и аксессуары для волос. Мы боремся за потребительское внимание, нежели за место на рынке. Каждый занял свою определенную нишу. В своей нише в рознице я не вижу прямого аналога или конкурента, например.

 

– К тому же, в регионах покупатели не всегда принимают модные тренды, которые популярны в Москве.

 – В нашей стране есть огромная аудитория, которую нужно образовывать, многие тренды нужно объяснять и прививать. Мы часто сталкивались с тем, что включали в свою коллекцию какую-то трендовую вещь, а люди ее не принимали, как это было с кольцом в нос, которое сейчас дико популярно, но тогда оно вызвало бурю негативных комментариев, и мы перестали его продавать. Каждый выбирает свой путь развития, мы все-таки решили не опережать время, решили играть на самых устоявшихся трендах.

– В самом начале вы сказали, что ваши планы на успех гораздо шире. К чему вы стремитесь?

– Я просто считаю, что нет предела совершенству и то, что сейчас появился «Hooligan» – это лишь одна из ветвей развития, которое должно было произойти. Что касается WANNA?BE!, возможны различные пути – от развития региональной сети, до того, чтобы расширить розницу в Москве, наращивать онлайн-продажи, используя разные инструменты. Для меня иметь три собственных магазина в Москве и точки в самых модных торговых центрах – это не предел, мне интересно развиваться дальше.

Касательно «Hooligan», какова ваша роль в этом проекте?

– Уж не знаю, кого винить, скорее всего, ретроградный Меркурий, который  принес встречу с моим бывшим работодателем Денисом Симачевым и его компаньонами (смеется). Мне просто было интересно, чем они занимаются и какие у них планы на развитие своего ювелирного бренда, оказалось, что у нас есть точки соприкосновения, где я могла проявить себя. Мы договорились, что я буду заниматься всем оперативным управлением бренда «Hooligan», возьму на себя организацию запуска и выхода в розницу и дальнейшим развитием продаж, что в итоге и произошло.

– Как вам удается все совмещать?

– Это самый большой нюанс. Изначально я думала, что может быть проще, чем наладить тот же самый процесс, только в другом месте. Изначально я озвучивала, что 30% рабочего времени готова уделить «Hooligan», в итоге уделила этому проекту 150% времени. Большое спасибо всем сотрудникам  WANNA?BE!, которые за это время справлялись самостоятельно.

– Они на вас не обиделись?

 

– Нет, не обиделись (улыбается), я пишу им периодически в общий чат, что морально я с ними. Сейчас перед Новым годом – очень важный месяц, я полностью возвращаюсь к своим всем делам, пытаюсь замотивировать и свою команду, потому что нельзя отпускать все на самотек. Каждый проект уникален по-своему, и нельзя применить все процессы, которые в одном проекте работают на 100% успешно, в другом. Тут совершенно другая команда, нам небольшим коллективом пришлось решать достаточно сложные глобальные задачи. Но я очень рада, что мы справились. И я думаю, что о запуске в Цветном слышали все, это было очень громкое мероприятие.

 

– Вы планируете продолжать работать на два фронта?

– Да, буду продолжать. Мы стараемся наладить всю работу, чтобы мне удавалось все успешно совмещать. Сейчас я подхожу к расширению команды «Hooligan», чтобы большинство вещей, которые приходилось делать чуть ли не руками руководящего состава проекта, переложить уже на сотрудников, которые будут делать это ежедневно. Как я говорила, у нас тут все – универсальные солдаты.  Кредо этой компании, что каждый сотрудник и участник проекта должен уметь делать все. Никто не ноет. Все просто делают круглосуточно, без перерывов на обед и выходные, но результат стоит того. Все очень замотивированы личностью Дениса и духом проекта, я думаю, что это очень дорогого стоит. Это, собственно, то, что смогло оторвать меня от моего основного дела – интерес, хотя и там я была достаточно замотивированна. Я обожаю «Wanna?Be!» и все что, с ним связано, но в какой-то момент мне потребовался глоток свежего воздуха.

 

 

–  Что вы можете посоветовать тем людям, которые хотят так же, как и вы, вырваться из череды офисной работы в Москве?

 

– Честно посоветовать (смеется)?

 

– Да (улыбается).

 

– С одной стороны, я бы сказала сейчас много громких слов на тему того, что не нужно бояться, надо дерзать, хвататься за новые возможности, развивать их в себе, но, наверное, уже оценивая пройденный путь, я бы сказала, что все решения стоит принимать взвешенно и оценивать возможные последствия. С равным успехом, что все, может, круто получится, а может, вообще не получится. Нужно понимать, что ты теряешь, и делать какие-то шаги последовательно, не отпуская предыдущий свой образ жизни, но начинать двигаться в сторону своей мечты и цели. Однозначно я советую, если есть стремление и желание, ни в коем случае от него не отказываться. Могу сказать, что я очень долго отказывалась и потеряла время. Но в итоге все получилось.

 

–  Отказывались из-за страха?

 

–  Скорее не хотелось потерять насиженное место, стабильность. Нам ведь еще со школы твердят, что сначала надо заработать деньги, встать на ноги, а потом самореализовываться в творчестве. Таким образом я когда-то бросила Суриковку и отказывалась от своих творческих порывов, думая, что это не мое, что на самом деле я хороший администратор. А в итоге оказалось, что я сочетаю в себе многие качества, о которых просто не подозревала. Советую, конечно же, двигаться вперед, узнавать себя и развиваться, но делать это обдуманно, не кидаясь в разные стороны.

    

– Большое спасибо.

 

Фотограф: Вероника Аракчиева

 

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here