Московский куратор, вдохновитель и организатор уникального биеннале уличного искусства «Артмосфера», которая впервые прошла в столице осенью 2014-го года. Сабина также является основателем одноименного творческого объединения, занимающегося организацией мероприятий, связанных с уличным искусством. Мы узнали у Сабины, как в данный момент обстоят дела с уличным искусством, граффити и отношением в нашей стране к этим непростым художественным направлениям.

– Начнем с истории. Что такое стрит-арт, и откуда он берет свое начало?

Сабина: Начало он, конечно же, берет с петроглифов и наскальных рисунков. Одно из последних течений началось в Нью-Йорке в 70-80 гг. и коснулось в основном подростков 12-16 лет. Художники рисовали граффити, пытаясь заявить о себе. Эта волна захватила подземку, и у авторов появилась возможность оставить свое имя, тег, название команды, чтобы эта надпись ездила по всему городу. В то время граффити имело малую художественную составляющую. Художники пытались найти свой стиль. Это были шрифтовые композиции. Зачастую художники пытались шифровать, чтобы публика не могла ничего прочесть, так появился “wildstyle” – дикий стиль.

Встречались также и другие экспериментаторы со стилем, позже названные «пост-граффити» художники, такие как Кит Харинг или Баския, которого Энди Уорхол обнаружил на улице, приютил на своей фабрике. На тот момент это было что-то кардинально отличающееся от того, что считалось классическим граффити. Бэнкси первым стал устанавливать диалог с публикой. Он писал провокацию, политическую реакцию, сюжет. С того момента художники  поняли, что они могут использовать стены для своих высказываний. К уличному искусству также можно отнести и большие фасадные росписи, так называемый «мурализм». Это направление берет свое начало в Мексике от художников поколения Диего Риверы.


– А что со стрит-артом в Москве?

Сабина: В Москве его нет. Конечно, у нас есть андеграунд. Он живет своей жизнью.  Но что касается уличного искусства, когда художник пытается наладить диалог, – такого пока что я вижу мало.

– С чем это связано?

Сабина: Работники ЖКХ хорошо работают (смеется). Например, я была в Барселоне в начале 2000-х до прихода нового мэра, когда весь город был раскрашен. Потом новый мэр все закрасил и покрыл анти-вандальным покрытием: льешь краску, а она стекает. У нас почти такая же ситуация.

– То есть отсутствие уличного искусства в столице – работа сотрудников ЖКХ? А в других странах это разрешено?

Сабина: Нигде не разрешено. В Англии вообще за граффити сажают. У нас молодежь не стремится этого делать, потому что не видит смысла: никто не успеет оценить их работу – уже через час сотрудники ЖКХ все закрасят.

Городские сумасшедшие: Сабина Чагина

– Значит, проблема кроется в государстве или все-таки в молодежи?

Сабина: Думаю, дело в молодежи. Она стала в целом пассивной. Я росла подростком 90-х, нам тогда нужно было отстаивать свои права и бороться за них. Мы много экспериментировали. Сейчас молодежь чувствует себя благополучно. И боится брать на себя ответственность.

– Получается, поколение 90-х вытесняет современную молодежь?

Сабина: Да, пожалуй. Сейчас то поколение занимает ключевые позиции и не дает молодым проявляться. Но в 90-е было сложнее что-то делать. Все помнят те лихие годы, когда бизнес крышевали, и если перейти кому-то дорогу, можно было попрощаться с жизнью. Сейчас же другие проблемы: налоги, отсутствие мотивации. Но я стараюсь давать возможность молодым проявить себя.

– А вот то, что у нас на улицах сейчас согласованно разрисовывают фасады и стены зданий?  Это является уличным искусством?

Сабина: Если это фестиваль. А сейчас многое выдают за искусство, что по сути им не является. Вот, например, пишут: появится граффити Минина и Пожарского от военно-патриотического общества. Это смешно.  Как минимум, эта работа просто переделанная. Ни творчества, ни креатива. В большинстве случаев все подобные «граффити» еще очень слабые по технике исполнения.

– Расскажи о своем проекте?

Сабина: Начну с начала. У меня была галерея уличного искусства “StreetKit”, которая  несколько лет занималась продвижением художников. Она существовала сначала в Интернете и особых денег не приносила. Потом позвонил мой приятель Федор Павлов-Андриевич. Он курировал тогда фестиваль “Лучший город Земли”, организатором которого был департамент культуры. Федор сказал, что меня хотят сделать куратором этого проекта. Я пришла в департамент и столкнулась с тем, что они совсем не понимали, как все это провести. Нам надо было нарисовать 150 стен за 3 месяца. В итоге я подключила к проекту своих художников со всего мира. Потом я познакомилась с Юлей, с которой мы провели день города на “Аллее Космонавтов”. После этого решили сделать свой проект – биеннале уличного искусства «Артмосфера». Правда, когда мы посчитали бюджет, он оказался заоблачным. Мы попросили помощи у департамента культуры, который одобрил нам его. Спасибо им за это! В 2014 году мы провели первый фестиваль.

– Назови имена молодых перспективных художников?

Сабина: Я бы никого не выделяла, чтобы никого не обижать. Сейчас много талантливых художников, которые профессионально относятся к своей деятельности. Они умеют рассчитывать свои силы и время.

– Каков твой взгляд на повседневную жизнь? 

Сабина: Я очень люблю повседневную жизнь и не люблю праздники. Иногда даже забываю поздравить друзей, чем их обижаю. Но все равно стараюсь держаться социальных рамок. Я буддист, и моя основная практика – наблюдение. Я смотрю, что со мной происходит, как я реагирую на те или иные жизненные ситуации. После изучения эмоций я могу спрогнозировать, как поведу себя.

– Что бы ты посоветовала молодым художникам, которые боятся начинать рисовать?

Сабина: Если продолжить предыдущий вопрос: страх – не лучшее состояние для любого человека. Но я не буду говорить людям, чтобы они не боялись, выходили на улицу и рисковали своим здоровьем. Самое главное – не переступать через себя, не делать то, что заставляют родители, общество, друзья. Слушайте только себя – это и будет единственным верным решением.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here