Я встретил Соню за 5 дней до её свадьбы, за 2 месяца до предложения и за полтора часа до секса. Я проснулся в 6, как всегда, и вышел гулять. Вышел любить Москву, пока люди всё не испортили. Вокруг Патриарших бегало от силы трое, плюс я и два жирных лебедя, которые стояли и важничали на пристани у пруда. Небо на что-то обиделось и обильно ссало на мою голову. 

 

Соня пробежала раз –  русые волосы, докрашенные до блондинки, голубые, как любят маринисты, глаза и брови, которые хотели стать брюнеткой, но поскромничали.

Соня пробежала два – попа 22 года, взгляд 32, и глаза с грецкий орех. Она была потной, красной и с губами, похожими на скрипку.


Соня пробежала три – серые леггинсы, термо-пояс под футболкой и кислотные Nike. На правом-безымянном след от пустоты – я начал искать слова.

Соня пробежала четыре –  слов не нашлось. Предлогов тоже, поэтому я перегородил ей путь и расправил руки крыльями. Она – притормозила, пытаясь оббежать маньяка.  

 

– Здравствуйте. А почему Вы бегаете только против часовой?

 (это первое, что пришло мне на ум. Это стало главным)

– Что?

 – Вы пятый круг бежите против времени, это с чем-то связано?

 (я всегда был идиотом, а особенно если влюблялся с первого взгляда)

 – Что?

 – Я Вася.

 (На её лице случились снисхождение, раздражение и вопрос)

 – Вы бегите, если надо, извините.

 

Соня не двигалась и разглядывала мою глупость. От неё пахло трюфельным маслом.

    

Соня должна была выйти замуж, потому что возраст, комплексы и родители. Потому что страх сильнее Сони. Полюбить его ей так и не удалось, но она умела уважать. Мы двинулись к Тверской по Малой Бронной. Мы молчали на светофорах и жевали мою жвачку. В Кофемании она заказала сырники, а я не стал откладывать и предложил ей любовь. Другое казалось мне ненужным. Я заказал капучино-крим и драники с лососем. 

 

Соня смущённо смотрела куда-то вниз и нащупывала обеими мою талию. Она касалась носом   между моих бровей и улыбалась с закрытыми глазами. Мы были медленными, но решительными.  Я распробовал кончиком языка, а затем поцеловал её нижнюю губу. Она пахла Маем, хоть и была Апрелем. Я толкнул её на кровать и начал стягивать всё, что попадалось под руки. Мы часто усложняем этот мир, когда он проще зубочистки. Соня схватилась за мои лопатки,  раскрылась ромбом и приоткрыла рот, когда я вошёл. Мою спальню заполнял Etude Op. 76  №2. Я чувствую порядок только когда вокруг наступает хаос. Это была псевдовесна, ещё холодная, но уже с надеждой. Я поднял её за ляжки и опрокинул на кухонный стол – самыми резкими, и ещё тысячи прикосновений. Полжизни на разочарования, вся – на опыт и  лишь миг – на счастье. Я скрестил руки на её спине и кончил, не вынимая.

 

Она молчала у меня на груди. Сдавливала руками плечо и молчала, хотя давно было пора признаться. Сибелиус играл на повторе – a-moll. Иногда миг оказывается сильнее дистанции, а остановка важнее бега. Иногда понедельник похож на пятницу, но суббота всё равно через 5 дней. В детстве мне казалось, что всё всегда будет по плану, и даже люди. Это была псевдовесна – про любовь, боль и терпимость. Про страх.

Послать лучи любви автору можно здесь: www.facebook.com/akkermanvasya

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here