Вторая часть фильма «Стражи галактики»  один из бесчисленных (пятнадцатый, если быть точной) кинокомиксов Марвел со всеми их особенностями: гротескные друзья и враги главного героя, большое количество фансервиса ради фансервиса (не в эротическом плане – поглаживаются совсем другие стороны зрительской души, но об этом позже), нарочито яркая картинка.

Но в том, что касается сюжета, последние картины Марвел всё дальше уходят от собственно комиксов, которые обычно представляют у них едва скреплённую логикой мозаику пафоса и любования гротескными и непрактичными деталями образов персонажей. Особенно хороши «Стражи галактики» и, судя по второй части, склонны становиться чем дальше, тем лучше. Давненько не доводилось зрителю так верить сюжету, где действуют говорящие деревья и насекомые с весьма молочными железами. Может быть, последний раз лет в двенадцать, и то в силу возраста.

Сам сюжет оригинален очень в меру. Стражи Галактики выполняют работёнку для космического народа, называемого суверенами: спасают некие редкие батарейки (да-да, батарейки) от монстра, больше всего похожего на микробов из рекламы чистящего средства для унитазов. В качестве награды за спасение они получают сестру одной из Стражей, Гаморы, которую намерены позже обменять на деньги – за голову сестрёнки назначена награда в другой части Галактики. Такие вот сложные экономические схемы.

Тем временем ещё один страж, енот-трикстер Ракета, крадёт часть батареек просто потому, что может, попутно нахамив священной особе суверенов. Разъярённые суверены преследуют стражей с намерением стереть последних в порошок, но тут из ниоткуда выныривает настоящий папа Питера Квилла (главного героя, у которого есть ещё и приёмный отец – на случай, если вы не смотрели первую часть и не собираетесь срочно навёрстывать).


Папа всех спасает и привозит к себе домой, на планету, созданную словно в начале семидесятых, под влиянием хиппи-пацифизма, футуризма и ЛСД. Собственно, как мы узнаём очень быстро, папа и есть планета, и, в силу биографии, ничто из начала семидесятых ему не чуждо. А тот бородатый мужичок, с которым герои разговаривают – половой орган этой планеты, поскольку она одержима размножением и распространяет своё семя по Вселенной. Так что теоретически у Питера немало братиков, сестрёнок и сиблингов другого пола.

Если вам кажется, что всплывает уже многовато родственников, я для начала добавлю: ещё фигурируют мама Питера, отец Гаморы и дети одного из стражей, Дракса. Поскольку фильм практически полностью, со всеми гэгами, приключениями, взрывами, намёками и недомолвками, посвящён нездоровым отношениям в семье. И, к слову о семье, чтобы примерно наказать Питера и его команду, оскорблённые суверены нанимают приёмного папу Питера Йонду, атамана разбойничьей шайки.

И большие семейные разборки начинаются.

У всех родственников, в кадре и за кадром, есть несбывшиеся ожидания, накопившиеся претензии и горы вины друг перед другом.

Небулу, сестру Гаморы, мучил их отец за то, что она была хуже сестры. Каждый раз, как Гамора превосходила Небулу, от последней отсекался кусок и заменялся на неживой, кибернетический элемент — с целью улучшения. В результате Небула постоянно испытывает сильные боли, но да, она стала крута, достаточно крута, чтобы попытаться хоть раз победить сестру в драке и, например, убить.

Что этот полуфантастический рассказ, как не метафора ситуации, в которой оказываются миллионы нелюбимых детей, от которых постоянным психологическим насилием отрезаются и отрываются куски их живого “Я” в наказание за то, что они не таковы, какими хотелось бы видеть родители, или, честнее, в наказание за само их существование?

Мама рассказывала Питеру о том, что у него где-то среди звёзд есть отец, совершенный мужчина, красивый и добрый. Как ему было принять отчима, неуклюжего, закомплексованного, не умеющего проявлять любовь иначе, как грубыми шутками и не менее грубой заботой? Всё детство Питера оказалось отравлено образом идеального, но недоступного отца. Тем больнее было открытие правды о биологическом отце, который оказывается в самом буквальном смысле ходячим членом, губительным для всего и всех, кому должен бы давать свою любовь и поддержку.

Жизненная ситуация, не правда ли?

Эти две истории — лишь две нити из клубка глубинных семейных травм, с которыми мы сталкиваемся в кинокомиксе, созданном, кажется, для мелькания красочных, ирреальных, полуигрушечных образов золотых людей, пилотов-геймеров, карикатурных пиратов и не менее карикатурного глупого-но-могучего спасителя Вселенной (одного из спасителей, конечно). Будем честны, здоровые отношения в семьях, личные истории без насилия того или иного рода, без яда иллюзий и разочарований скорее редкость, чем норма жизни. Истории персонажей похожи на крутящийся вал с крючками, цепляющими то одного травматика в зрительном зале, то другого. Не прослезиться будет очень трудно. Зато скрыть слёзы — очень легко Потому что шутки и повороты сюжета заставят вас смеяться в голос, до слёз. Невозможно сдержаться, глядя на малыша Грута, раз за разом ставящего команду в ситуации, которые так знакомы родителям, на умопомрачительную степень социальной неловкости Дракса и уж, конечно, слушая грубые и изумительно меткие подколки от енота Ракеты. Каждые пять минут герои заставляют зал буквально взорваться смехом.

Потому что никто не умеет так шутить и так смеяться, как тот, плоть души которого вскрыта ранами до самой кости.

Кстати, ужасно нелепая метафора. Просто оставлю её здесь.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here