Кто из женщин хоть раз в жизни не подвергался сексуальным домогательствам? Пожалуй, каждую из нас когда-нибудь невзначай хлопали по заднице или недвусмысленно прижимали в метро или на концерте. Множество женщин подвергается харассменту на работе – по статистике, около 60% офисных работниц из стран большой двадцатки терпели приставания начальства и коллег. Число девушек, которые рассказали о сексуальных домогательствах в ходе флешмоба #янебоюсьсказать, просто ужасает. И ведь это наверняка вершина айсберга, а что же скрывается под ней? Сколько несчастных женщин молчат, каждый день вспоминая эти потные чужие пальцы на своей коже, эти мерзкие взгляды похотливых незнакомцев?

Женщины, которых веками считали всего лишь объектами сексуального желания, до сих пор не научились говорить «нет». Они не могли отказывать своим мужьям в викторианскую эпоху и страдали от истерии, симптомы которой облегчал только генитальный массаж (по сути, мастурбация) в исполнении докторов. И в наше время, после свершившихся сексуальных революций, женщины всё равно молчат, когда кто-то чужой посягает на их половую свободу.

Почему так происходит? Почему мы мгновенно покрываемся липким потом и немеем от страха, когда чья-то властная рука лезет нам под юбку, хотя сами того совершенно не желаем? Почему мы смотрим на насильника, как кролик на удава, не в силах заорать, дать ему пощёчину и убежать?

GoRabbit попросил ответить на этот вопрос клинического психолога и гештальт-терапевта Александру Фунтову.

«Как бы ни совершалось домогательство, механизм один и тот же – это нарушение личных границ. В нормальной ситуации, как только человек чувствует дискомфорт от нежеланной близости, он старается восстановить то расстояние, на котором было комфортно. Но иногда ситуация развивается по-другому: человека как будто парализует, нет возможности возражать или сопротивляться, после чего всегда наступает ощущение стыда и уязвлённости.


Хроническое нарушение личных границ – это почти норма в нашем обществе. Мы сталкиваемся с этим постоянно: грубость и неэтичность врачей, навязчивые вопросы со стороны родителей («А когда там уже будет наш внук?»), постоянные попытки других людей контролировать наше поведение, дать непрошеный совет… Мы привыкаем к тому, что защищаться бессмысленно, потому что есть кто-то, кто лучше знает, как нам жить. Какие бы стены неприкосновенности мы бы ни возвели – это не сработает, нас сломают.

Получается, единственный способ выжить для нашей психики – это анестезия. Замереть, притвориться, что мы не здесь,  переждать критическую ситуацию, чтобы, в лучшем случае, потом пережить это в более безопасной обстановке.

Кроме того, нас учат, что агрессия – это плохо и недопустимо, тем самым лишая нас возможности отстаивать своё личное пространство. При этом агрессия в обществе допустима и поддерживается в крайних случаях (когда надо защитить ребёнка или свою жизнь, например). Но чётких рамок дозволенности нет, отсюда и свобода толкования запрета: кто-то по-хамски начинает орать при малейшем намёке на нарушение своей свободы, а кто-то терпит 40 минут, когда ему в транспорте наступают на ногу.

Все мы наблюдали во время флешмоба #янебоюсьсказать такой феномен: мы, женщины, не уверены в том, что нас примут и поддержат после перенесённого насилия или домогательства.

Получается такой порочный круг: недостаток точек опор (не примут в обществе, объявят виноватой) приводит к неуверенности в том, насколько агрессия будет правомерна. Как следствие, анестезия и замирание является единственным способом пережить травмирующий опыт. После женщины испытывает стыд из-за того, что не нашла сил себя защитить, а это ведёт к недостатку точек опор».

Каждая женщина имеет право на половую свободу и преступления против неё не должны замалчиваться. Нужно найти в себе силы отстаивать свои права и бороться, нужно уметь твердо говорить «нет».

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here