Все мы когда-нибудь да слышали, что она — главный человек в жизни, что она всегда поймёт, поддержит, и прочую чушь, которая по правдоподобию сравнима с рассказами про Деда Мороза.

Каждый второй человек, я уверена, недоумевал, почему эта «главная защитница» не помогает, не поддерживает и вообще делает что-то противоположное. Например, «желает тебе добра», читай: прилагает все усилия к тому, чтобы ты стал постоянным клиентом невролога, психиатра и психотерапевта.

Пора это сказать просто и прямо: тот факт, что когда-то вагина этой женщины послужила тебе окном в реальный мир, ещё не гарантирует тебе ни хороших отношений между вами, ни взаимопонимания, ни прочих ништяков, сопутствующих святому образу матери™. Культивировать этот образ вредно и опасно, сей продукт народного маркетинга несёт вред и убытки всем, кроме вышеупомянутых врачевателей душ и производителей антидепрессантов.

Давайте признаемся, ситуация, когда «самая близкая и родная» становится главным источником проблем на протяжении всей жизни человека — это уже вариант нормы. Совершенно не обязательно, что она поддержит твои начинания, что она встанет на твою сторону в конфликте с одноклассниками, что она похвалит тебя за творческие успехи. Велика вероятность, что про твои мечты о сцене она лишь скажет: «Куда тебе, у тебя ноги кривые». Что, заливаясь слезами у неё на плече, ты услышишь: «Ну, ты так мерзко себя ведёшь, я бы на месте твоих одноклассников тоже тебя не любила». Что, когда ты принесёшь ей картинку, она скажет: «Тени прорисованы неправильно и вообще лучше рисуй гуашью, пастель — это не твоё».


Воспоминания о такой «поддержке» — то, что спустя 15 лет заставляло меня рыдать в голос у психотерапевта. И нет, они всплывали отнюдь не в паре с темой «обида на родителей», а во время обсуждения таких базовых вещей, как уверенность в себе, самоуважение и самоценность. Конечно, можно попытаться забыть о них во имя сохранения образа «самой дорогой» …

А ещё можно начать искать маму в других, например, в мужчинах. Когда психотерапевт показал мне, что тридцатипятилетний мужик, отношения с которым не давали мне нормально жить, вот уже полтора года так важен и дорог мне исключительно потому, что он заменяет мне мать, я не знала, как дальше жить. Но он и вправду был так же отстранён и равнодушен, так же не замечал мои чувства, для него я тоже была недостаточно хороша. И боготворила я его точно так же.

Излечилась я от него только спустя три года. В эти три года уместилась ещё одна сессия с психотерапевтом, распитие водки утром понедельника на Тверской (конечно же, с ним) и страшная встреча. Встреча с осознанием, что ты никогда не был важен этому человеку, что все его признания в любви — только слова, а нежность наносная. Но при этом: «Знаешь, а ведь ближе и дороже тебя у меня никого нет». Прямо как с мамой.

Только почему-то в обществе принято давать таким мужчинам всякие неприятные эпитеты, а мама, какая бы она ни была: святая, родная, лучшая. И это глупо, поэтому излечение наступает только после признания факта — это не так. Признания того, что она вела себя неправильно, что она делала больно, что косвенно она со своей «любовью» виновата в том ужасе, который ты переживаешь.

Так что не надо этой заботы, не надо этой любви. Родила — и на том спасибо. А дальше как пойдёт.

Автор: Оля Восканян

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here