Мэтр не списал себя со счетов, но ушел из студии Гибли, чтобы делать свои проекты. Их и так было не сказать чтобы очень много, а без студии мы можем совсем по нему заскучать. Но на его мультфильмах выросло много прекрасных мультипликаторов, и не только японских. Вся надежда на них.

Ясухиро Ёсиура

Миядзаки ещё со времён «Навсикаи» предсказывает, что человечество наломает дров. Ёсиура тоже рисует неспокойное будущее: то глобальное загрязнение, то катастрофические эксперименты с гравитацией… Ну или хотя бы дискриминация андроидов, чтобы «прекрасное далёко» мёдом не казалось. Правда, у Ёсиуры меньше сказки и больше технологий, плюс он тяготеет к перевёртышам. Увы, полнометражная «Патэма» получилась не так хороша, как ожидали. Его же короткометражный «Бледный кокон» был ёмче и драматичнее.

Хироюки Окиура

В любви к долгостроям Окиура уступает разве что Такахате: «Письмо для Момо» создавалось семь лет. Впрочем, с мастерами Ghibli режиссёра роднит не медлительность. Как и они, Окиура показывает срез провинциальной жизни, поднимает темы семейных уз, утрат и мистической помощи. «Момо» напоминает «Тоторо», «Ещё вчера» и чуть-чуть «Марни». Правда, типажи попроще: и героиня не «миядзакиевская девушка», и потусторонняя троица смахивает повадками на домовёнка Кузю, приберегая ассоциации с «Тоторо» до финала.

Майкл Дадок де Уит

Набив руку на короткометражках, заслужив «Оскар» и одобрение Миядзаки, де Уит дозрел до первой полнометражной ленты — «Красной черепахи». Правда, она выйдет только этой осенью, и о сходствах судить рано. Но и в короткометражках де Уит близок к Ghibli. Визуально «Отец и дочь» напоминает акварельные ленты Такахаты («Мои соседи Ямада», «Сказание о принцессе Кагуе»), эмоционально — «Ветер крепчает» Миядзаки. Девять минут, ни единого слова — а какой эффект!


Кунио Като

Като близок к де Уиту — он тоже обладатель «Оскара» за анимационную короткометражку, тоже любитель водоёмов, ностальгии и образности, только с уклоном в сюрреализм. Ездовой поросёнок из «Дневника путешественника» выглядит как сон Сальвадора Дали, насмотревшегося Миядзаки. Като изобретателен, умеет придумывать миры и увлекать туда зрителей — чем издавна славилась Ghibli.

Марк Осборн

Ленты Миядзаки вдохновляют людей по всему миру — вот и Осборн их ценит. Его антиутопическая короткометражка «Ещё» наполнена ностальгией по детству. Но из-за одной короткометражки Осборн так высоко в топе не оказался бы. Помогли красный самолёт (хоть и не такой, как у Порко Россо) и книга Сент-Экзюпери, которую Миядзаки поставил на первое место в своём списке литературных рекомендаций.

Пит Доктер

Взаимный интерес Pixar и Ghibli возник давно: глава Pixar Джон Лассетер и Миядзаки дружат почти тридцать лет. Ведущий режиссёр студии Пит Доктер тоже интересуется аниме и работами Миядзаки, он даже руководил английской адаптацией «Ходячего замка». В лучших традициях Ghibli он показывает, что главным героем может быть и маленькая девочка, и бурчащий старик, что человечество способно загадить целую планету и что среди монстров попадаются отличные ребята.

Макото Синкай

Его уже не раз называли «новым Миядзаки», а он отнекивался: мол, много чести. Но признавал, что Миядзаки оказал на него большое влияние. В «Ловцах забытых голосов» это особенно заметно — то «Ходячим замком» повеет, то «Лапутой», то «Принцессой Мононоке». Однако именно из-за торчащих ушей Ghibli «Ловцы» считаются не самым удачным фильмом Синкая. В прочих лентах сходства намного меньше, если не считать визуальных красот, симпатий к поездам и девочкам и любования небом. Синкай старается не повторять кумира, а следовать своим путём, и это похвально.

Такахиро Омори

В отличие от остальных членов списка, Омори сценарии почти не сочиняет, зато мастерски ставит фильмы и сериалы по чужим произведениям. «В лес, где мерцают светлячки» по манге Юки Мидорикавы — образцовый пример. В этой короткометражке есть и летняя атмосфера, и трогательная музыка, и знакомство двух представителей разных миров. Хотару и Гин чем-то похожи на Тихиро и Хаку из «Унесённых призраками», только их история более тихая и щемящая.

Мамору Хосода

Хосода, подобно режиссёрам Ghibli, знает толк в необычной обыденности. Простая жизнь его героев расцвечивается то путешествиями во времени, то борьбой со взбунтовавшимся ИИ, то любовью к оборотню. А прочие персонажи воспринимают это так же спокойно, как герои Ghibli — свинью-пилота или божественного подкидыша. Хотя иные зрители могут заметить, что волчья натура Амэ и Юки, как и внешность Порко Россо, — лишь метафора. У Хосоды есть фирменный стиль и кочующие из фильма в фильм образы: например, в свежем «Мальчике и чудовище» вновь появились юный одинокий бунтарь и его зверь-сэнсэй.

Томм Мур

Эпигоны копируют букву, а наследники чувствуют и на свой лад передают дух. Мур называет картины Миядзаки одним из источников вдохновения. Внешне ленты Мура не похожи на работы Ghibli, потому что выросли на иной, ирландской почве. Но по сути они очень близки: переплетение двух миров, темы семьи, любви и дружбы, прекрасная музыка, узнаваемый красочный рисунок, самобытность и душевность. А как называются сказочные создания — мононокэ и кодама или фэйри и селки — не принципиально.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here