Я начала делать татуировки лет пять назад. Не могу сказать, что это зависимость, и что у меня «синяя болезнь», но все-таки чистой кожи на моём теле становится всё меньше и меньше. Первый опыт тату, как водится, был неудачный: я захотела бантики сзади на бедрах (зачем?!), нашла понравившийся эскиз в тату-журнале и отнесла его знакомому татуировщику. И как был эскиз с бантиками плоский и примитивный, так он мне его и набил: я же не сказала, что хочу объёма и более насыщенных цветов. Думала, сам догадается. Ан нет.

Ходила я с такими бантиками года два, пока мы с мужем не полетели в Германию к его двоюродному брату. А брат Миша оказался очень хорошим татуировщиком. В последний день отпуска он сделал кавер-ап дурацких бантиков, набив на моих ногах длинные цветные кинжалы с черепами, розами и лентами. Не буду рассказывать, как тяжко дался мне обратный перелет в июльскую жару, но кинжалы свои люблю безумно. Спасибо, Миша!

Муж, который с детства любил рисовать, но нигде не учился, пораскинул мозгами и решил пойти по пути брата. Ушёл с работы, сначала делал (так себе) татуировки дома, потом снял вместе со знакомыми ребятами студию – и понеслось. Мне его работы нравились, но себя давать на растерзание я не решалась. Пока последние две татуировки в его исполнении не вызвали у меня эстетический оргазм, и я не сказала: «Так, делаем мне рукав!».

Придумывать эскизы на черный рукав (в цвете муж не работает принципиально) оказалось делом нелёгким. Мы просмотрели кучу картинок и эскизов, придумывали орнаменты, компилировали части будущей татуировки: тут будут пионы, здесь  – мандала, тут – такой орнамент, там – другой, и так далее. Наконец, начали бить рукав. Заколотив половину руки от запястья до локтя, я вдруг заметила, что отношение прохожих ко мне как-то изменилось. И не в лучшую сторону.


«Вот в чём дело!» –  дошло до меня. В моих больших (ну не очень уж) чёрных татуировках. С прискорбием сообщаю, что людей с татуировками (не с партаками от доморощенных скретчеров, не с синими зоновскими наколками!) в нашем социуме стигматизируют. Мне даже сдачу в магазине стали сдавать как-то с опаской, а я специально стараюсь брать её левой рукой (на которой половина рукава).

Нет, мне, конечно, наплевать на мнение окружающих. Я всегда была немного бедовой и радостно рассекала по городу с розовыми волосами и сигаретой в зубах, слыша осуждающие вздохи бабушек и мамаш. Просто я хочу кое-что сказать таким людям, если они вдруг это читают.

Если вы видите, что у человека татуировки – это не значит, что он болен СПИДом или гепатитом. В хороших тату-салонах полностью соблюдается весь цикл стерилизации: поверьте, татуировщики слишком дорожат своей репутацией и здоровьем – своим и клиентов.

Если вы видите, что человек забитый – это не значит, что он окончил 9 классов и работает где-нибудь в бургерной, не в силах связать двух слов из-за своей якобы тупости.

Если девушка в татуировках, это не значит, что она легкодоступна – таким образом она выражает своё «я».

Если человек в татуировках – это не значит, что он беден и ведет маргинальный образ жизни. Наоборот: сделать тату у хорошего мастера стоит больших денег. В среднем, рукав на хрупкую женскую руку обойдется в круглую сумму от 100-150 тысяч рублей, а конечная цена у конкретных татуировщиков зависит от их популярности.

И дело даже не в бабушках и тётеньках, в головах которых крепко засели стереотипы о татуировках: зоновская тема, и всё тут. Ведь мои ровесники, те, кому нет и 30, тоже в большинстве своём против.

«Зачем вам целый рукав, он ведь надоест быстро», – заметила девочка, которая пришла к мужу делать знак бесконечности на безымянном пальце. (Кстати, ей дали от ворот поворот – потому что ну не делают в нормальных студиях такое).

«Красиво, конечно. Я тоже хочу шрам перекрыть, но мой парень сказал: ты что, урка?!»  –  пожаловалась мне подруга.

«Ну, ты вообще смелая. Я бы на такое не решилась, как можно испортить своё тело», –  говорит мне коллега с внешностью, далёкой от идеала. Можно подумать, вот ЭТО тело она любит так сильно, что боится его «испортить»?

Никого не призываю делать татуировки – это больно, а потом они еще будут невыносимо чесаться. С ними нежелательно загорать вообще, а через какое-то время придётся идти на рефреш, если не хочешь ходить «вылинявшей». Но в этой боли и ограничениях есть своя прелесть, свой неповторимый и таинственный ритуал, который сложно объяснить «непосвящённым». Просто знайте: татуированные люди не больны и не опасны, они просто живут более раскованно и мыслят «за пределами коробки».

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here