Наверх

Самоучитель по сборке американского боевика на дому

ЧУВСТВА 25.11.2015     1025

Голливудские штампы всесильны, потому что верны. Насмотревшийся тамошних «шедевров» с закрытыми глазами знает, когда прозвучит та или иная фраза. Учись, пока мы живы.

«Я работаю один» - это говорит герой-полицейский, которому подсовывают напарника, который ему нафиг не нужен.
Он говорит эту избитость в страхе, что напарник:
- окажется состоявшимся мужчиной
- окажется женщиной
- окажется собакой
- окажется удачливее его
- посмеется над его холостяцкими привычками

«В чем твоя проблема?» - так скажет нервно реверберирующий от азарта член команды (банды, компании грабителей банков), которого активно не устраивает пессимистическая позиция другого члена команды.
Он говорит это потому, что хочет казаться чем-то вроде контролирующего центра, подчиняющего себе чужие мнения и отношения к элементарным вещам.
Если хочешь быть таким всеобщим контроллером, выясни при помощи этой фразы, почему твой друг грустен, подавлен, и в ответ получишь полнейшее непонимание и опечаленные еще больше глаза. Так о проблемах не спрашивают. Русские люди привыкли к большему участию, ок?



«Надо убираться отсюда» - так скажут любые американцы, которые попали в затруднительное положение, даже если они являются служащими вооруженных сил на специальном задании (морпехами, спецназовцами, и т.п.) – окружение, боестолкновение, ситуацию неминуемого ареста.
Это говорится потому, что стоит американцам попасть в Ирак (Судан, Афганистан, Россию или другую страну или заварушку, участие в которой для них продиктовано даже приказом свыше), у них появляется стойкое желание бежать оттуда со всех ног, даже если задание еще не выполнено. Один выстрел из РПГ, какой-нибудь шорох в кустах – и…

«Не нравится мне это…» - скажет побледневший американец, и будет на 100% прав. Ну, сам скажи – как могут нравиться пустыня, в которой одни террористы и пауки, джунгли, где всё то же самое, космос, где одни Чужие и их яйца, закоулки Бронкса и Квинса, полные афроманьяками, и даже собственная квартира, в которой сплошной ср*ч и другие малоприятные вещи?

«У нас мало времени» - скажет ответственный за спецоперацию полковник Джеймс Джеймисон, и мы разделим его тревогу. Тайминг («Бег – наш современный чародей») – истинный бог американской цивилизации.
Эти ребята боятся опоздать всюду и везде, у них всё, кроме возраста дожития, когда они путешествуют по всему миру на деньги налогоплательщиков, расписано по часам: детство, юность, зрелость… Им всегда мало минут, они хотят всунуть в них как можно больше страсти, резвости и напалма.
Конечно, времени заранее мало, когда ты хочешь завалить 500 000 вьетконговцев или русских в их родной деревне, изрытой потайными ходами и полной белых медведей-людоедов с уставными балалайками наперевес!

«Уоу-уоу-уоу!» - так непременно выразится один из героев команды, посланной валить врагов США по всему миру, в тот момент, когда задумает выразить сомнение в крутизне одного из членов команды. Дескать, видали мы крутых парней, но ты-то куда лезешь, чмошник? Ты только кажешься крутым, а истинно крут здесь я, и никто другой, поэл?
Поистине, стремление американцев самоутверждаться даже в таком маленьком коллективе, как спецкоманда, поражает. Конечно, у них всегда мало времени и пора убираться отсюда, когда львиную долю занимает выяснение отношений даже на краю гибели!

«Прикрой меня, я попробую их отвлечь (я их задержу)!» - достаточно устаревшая фраза для того, кто решил в разгар операции проявить инициативу и совершить нечто невозможное (остановить толпу разъяренных зомби, забраться по вертикальной стене, прыгнуть на тридцать метров через пролет между небоскребами и т.п.)

«Господи, да они тут повсюду!» - финальная фраза погибающего в атаке зомби (черепашек-ниндзя, арабских террористов, русских стройбатовцев, инопланетян).



«Ты в порядке?» - во всех случаях спросит герой у друга, тело которого после расстрела в упор из противотанкового ружья, гаубицы или крупнокалиберного пулемета представляет собой разбросанные по асфальту (пустыне, джунглям, российской тундре) куски мяса. О, да.
Главное ведь – это спросить, поинтересоваться, проявить участие.



«Что за…!» - эту фразу нам обычно до конца не переводят. Ну, она и так инстинктивно нам ясна. Вотафаааааак?!

«Уноси свою задницу» - так скажет герой, милостиво разрешающий одному из раненых врагов (или друзей) покинуть поле боя. Что за прелесть эта скупая, мужская нежность!

«Подними руки. Медленно» - классика обезоруживания. Бонд, Джеймс Бонд.

«Ты имеешь право хранить молчание. Ты имеешь право на адвоката. С этого момента каждое слово, сказанное тобой, может быть использовано против себя в суде» - стандартная полицейская формула задержания. Комментарии излишни.
Нам только кажется, что копы, валящие черных подростков на улицах, эту фразу, из-за ее непомерной длины, произносить никак не успевают.
Узнай, какого цвета твой любимый фильм

«Помнишь меня?» - выкрикнет перед выстрелом во врага герой, мстящий за своих родных или любимых. Зачем это выкрикивать, мы так и не поняли. Ну, помню. Или не помню. Мог же забыть?
А говорится это затем, чтобы последним, что увидит ненавистный враг, была добродушно мстящая физиономия мстителя. То есть, американцы так думают. Надеются. Верят, что это будет именно так.



«Меня подставили» - хмуро заявит каждый осужденный на длительный срок вместо другого, действительно виноватого. Обязательно скажет. У него нет другого варианта, даже если он сидит за дело.
Полицейские тюремщики так привыкли к этой фразе, что не хватаются за голову от чудовищной несправедливости судебных решений, а пропускают ее мимо ушей. Герой говорит фразу от безысходности и сознания, что побегу его из узилища будут посвящены все оставшиеся два с половиной часа фильма.

«У меня кое-что есть для тебя» - фраза для финала, которой, в принципе, боевик может и закончиться. Говорится главным (уцелевшим) героем ребенку, отец которого пал в неравном бою с русскими гангстерами или инопланетянами. Тут уцелевший может вытащить из кармана – нет, не отрубленную кисть отца или его скальп - но его наградные часы. Или наградной нож. Или наградную пилку для ногтей.
Трогательно. Утираем слезу.

«Да, о да, детка!» - прости, пожалуйста, фраза явно не отсюда.

Но - ты заметил? - у тебя уже готов настоящий стандартный боевик!
Осталось только занять денег, нанять на них бездарного оператора и провести кастинг, и ближайший «Оскар» точно будет твоим!



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: