Наверх

Как научиться любить и понимать искусство?

ЧУВСТВА 19.05.2016     3899

Ни у кого из нас не возникает особого конфликта в голове, когда мы находимся в зале с фламандскими живописцами или с древнегреческими скульптурами. Но дело обстоит иначе, стоит нам увидеть Джеффа Кунса или Луиз Буржуа. Развивает ли такое искусство нашу фантазию? Как стоит его понимать? И зачем во всем этом разбираться? На все это отвечает кандидат искусствоведения Михаил Тренихин.


Возможно ли привить себе правильный вкус к искусству?


 «Обычно делают прививку от чего-то вредного и ненужного. Исключением является прививка, дающаяся на уроках литературы в школе, которая на долгие годы отбивает любовь ко многим произведениям классики. Однако если вы это поймёте, у вас обязательно хватит сил полюбить как большую литературу, так и изобразительное искусство. Лучше это делать под руководством какого-нибудь специалиста. А самое правильное – набираться впечатлениями, путешествуя. Это хороший опыт. И если ездить, (как по России, так и за границу) очень полезно посещать музеи, смотреть ключевые памятники архитектуры. «Наглядывание» живьём даёт правильное восприятие. И читать с мыслью в духе «я это видел» гораздо приятнее! Это, кстати сказать, искусствоведческий метод: если вы перебирали много подлинников картин одного достойного художника, а потом вам попалась фальшивка, вы не всегда поймёте, что вас смутило, но разницу почувствуете. Это как, простите, силиконовая грудь, вроде красиво, но при ближайшем знакомстве понимаешь, что здесь что-то не так».


 Как научиться понимать современное искусство, а не плеваться при виде его?


«Современное искусство – это очень сложно! И разбираться в нём сложнее. Оно ещё не проверено временем, но если мы возьмём за ориентир всё, что делается в наши дни, многое - это сиюминутный выплеск энергии, есть интересные идеи, но часто отсутствует такой важный момент, как эстетическое начало и просто художественное мастерство. Но есть и иное. Например, мой опыт был неожиданным. В институте часто говорят о том, что настоящее высокое искусство – это архитектура и живопись. И есть искусство прикладное, как будто второстепенное. Отчасти это так. Но когда меня пригласили работать в галерее Императорского фарфорового завода (кстати, старейшая российская мануфактура и третья в Европе), я понял, что заблуждался. Смотря на произведения наших художников, на реплики произведений из Эрмитажа, я начал избавляться от привитого снобизма. 




Что стоит посетить?


Если говорить о том, куда пойти, то для Москвы я бы рекомендовал корпус Европы и Америки с искусством импрессионистов и постимпрессионистов. Это условно «более лёгкое» искусство, нежели, например, русская иконопись, где надо знать громадный пласт церковной культуры, каноны и многое другое. Хотя тут тоже не всё так просто. Процитирую французского художника и скульптора, лидера течения фовистов Анри Матисса: «Последние десять лет моей жизни я искал то, что русские художники открыли ещё в XIV веке. Иконы - интереснейший образец живописи! Как бы наивные, но в то же время - это гениальная простота и невероятная ясность. Русские даже не подозревают, какими сокровищами они владеют» (Газета «Утро России», 1911 год). 




Собрание живописи импрессионизма и постимпрессионизма в России – это наследие наших купцов Щукина и Морозова, которые в начале XX века почувствовали в этом искусстве настоящее и скупали его у художников, когда в Европе все это считали дурным вкусом. И в России появилось прекрасное собрание. Часть осталась в Пушкинском музее, часть попала в Питер, в Эрмитаж. Сегодня такие имена, как Моне, Ренуар, Сезанн, Гоген, Пикассо слышали даже люди очень далёкие от искусства. А вот при их жизни понять, что это модно и ценно, и что это высокое искусство – нужен был талант! Нам бы сейчас такое чутьё, и инвестиции были бы куда лучше, чем в нефть, газ, золото и драгоценные камни. 


Огромное количество забытых имён, чьи картины иногда находятся на чердаках и в семьях наследников, которые не знают, что с этим наследием делать. Тем, кто всерьёз заинтересуется этой темой, рекомендую почитать солидное издание Ольги Ройтенберг «Неужели кто-то вспомнил, что мы были. Из истории художественной жизни 1920-х—1930-х годов». Мы сегодня это наследие приоткрываем, по-новому оцениваем, понимаем, что это именно то, с чем стоит работать. Кстати, не только с искусствоведческой точки зрения, но уже и коммерческой. И интерес растёт. Ведь и «Парижская школа» была не слишком известна, а как пошли выставки, какой бум! А предшествуют всему кропотливые копания исследователей среди пыльных мастерских (в лучшем случае), запасниках музеев, поиски на аукционах. И вот вы получаете продукт и концепцию, встроенную в мировую историю искусства. 




Ещё интересный момент: сегодня искусством называют и такое действо, как, например, прибивание себя за причинное место к Красной площади. «Он же художник!» - говорят. А я задаюсь вопросом: «Где здесь искусство?!». С другой стороны, если человек решил так приобщиться к великому, к сердцу Родины, зачем ему мешать? У нас демократия? Так надо было человеку помочь, пусть сидит на морозе голой задницей, прибитый к брусчатке. Только надо было шатром накрыть и включить погромче музыку. 


А в принципе, я всегда вспоминаю слова моего Учителя, академика Игоря Светлова: «От жизни аплодисментов не ждите. Подзаряжайтесь от общения с друзьями и близкими, от творчества». Вот я и подзаряжался всегда. А если что-то полюбишь, то и начнёшь разбираться, научишься, прочувствуешь. Как и во всём, наверное».



Qfv-Ps9h18c.jpg

Замуж за шейха: где его встретить, как очаровать, и к чему нужно быть готовой будущей царевне Будур


Читай также:


Париж от Дианы Малиновской


10 полезных сайтов для освоения чего-то нового


Пособие по выживанию: как работать в удовольствие?



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: