Наверх
Внимание! Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста.

Да, мне уже есть 18 Нет, мне нет 18

Вася Аккерман: кот, которого я любил

18+ 20.07.2016     5580

Не люблю котообразных, они вонючие, наглые и мстительные ушлёпки. Вечно срут, где им хочется, и портят. Много и извращённо портят. И не надо рассказывать, что ваш котик не воняет. Не было такого, чтобы я зашёл к кому-то в гости и не почувствовал кота, пускай тот хоть лысый и с отдельной прислугой. Все они неумолимо воняют (даже без яиц) и ведут себя как люди, хотя при этом ничего не создают (кроме грязи), не зарабатывают денег (хотя вид такой, будто зарабатывают) и нежности от них - дешевле эскорт нанять. Типичные эгоисты и трутни. Короче, дома я такую хрень не заведу. 


Проктор или Проша (как мы ласково его называли) был скорее всего одним из тех самых. Он пережил 5 городов - Севастополь, Киев, Москву, Лондон, Женеву и снова Лондон. Я познакомился с ним в Эгаме - рыжий, тона Hermes, пушистый перс. Проша был котом моего друга Лёши и его мамы Саши. У Лёши красивая мама. В первую нашу встречу я отнёсся к нему, как и ко всем остальным бесполезным животным, которых я встречаю в гостях – ну, есть и есть, главное, чтоб меня не трогал. Проша и не трогал. Когда я впервые зашёл в дом, он окинул меня небрежно-аристократическим взглядом и продолжил попукивать на диване возле камина. «Будем дружить» - подумал тогда я. Ненавижу фальшивые объятия и всех тех, кто целует ради прогнуться. 


Мы были детьми тогда, и жизнь казалась мне идеально выстриженным газоном у Букингемского дворца. Встречи с Прошой были нечастыми. Ну, потому что в рестораны его не пускали, пил он крайне редко, да и вообще не особо стремился в общество. Он приглядывался, я тоже. Мы косились друг на друга и привыкали. В какой-то момент я начал подбрасывать ему еды из-за стола, но он не жрал. У Проши были самые большие привилегии в Англии. Он быстро получил европаспорт, не нуждался в визе и был под наблюдением Гринписа. В Англии с этим строго. То есть депортировать могли любого из нас, кроме Проши. Во время семейных застолий Проша обязательно усаживался на ближайший к столу диван или кресло и сидел, пока трапеза не закончится. Проша уважал семейные ценности. Когда его брали на руки, он задирал свою рыжую лапу и, словно человек, гладил тебя по лицу (без когтей, нежно) и облизывал твои глаза. Это продолжалось недолго, но зато честно. По-настоящему себя чесать он разрешал только Лёшиной маме. 


Я прочувствовал Прошино величие, когда пришло время переезжать в Женеву. Мы тогда с Лёшей заканчивали колледж, и я приехал помогать паковать вещи. Проше, ввиду его старости и значимости, было противопоказано лететь самолётом. Т.е. мы с Лёхой тряслись через грозу за 20 фунтов бюджетными авиалиниями, а за Прошей приехал минивен с водителем и аккуратно повёз в страну часов. 


Через 5-6 лет после этого мы снова встретились в Лондоне. Проша меня узнал. В качестве друга Проше завели короткостриженного кота Миньо, но разве можно подружиться в таком возрасте? Миньо задирался и пытался играть со стариком, но тот лишь пускал томные взгляды и прижимал лапой молодняк, когда тот перегибал. Проше шёл 15ый год. Он-то и по молодости не особо стремился завести друзей, а к пятнашке - умрите все, только не надо мешать спать. 


И вот семья Фельдманов решила отправиться в тур. А Прошу соответственно решили оставить на меня и мою девушку. «Срут они немного, да и еды им хватит до конца недели точно», - заверила меня тётя Саша и с этими воодушевляющими словами отдала мне ключ. «Только у него с желудком небольшие проблемы»,- добавил Лёша, но уже шёпотом. Чёртовы кошатники. 


Мы пришли к Лёше на 3ий день. Хуже воняло только в морге, и когда жена брата переодевала племянницу, но племянницу я люблю. Причём пахло какими-то отрывками, не везде. Мы зашли в дом и начали искать мину - нигде. Оба кота лежали на спинке дивана. Я подсел к Проше и стал принюхиваться. Это был он. Девушка разминировала взглядом клад на кафеле кухни и принялась оттирать, но я чувствовал что-то неладное именно возле самого Проши. Он лежал на пузе и не подавал виду. Убирать говно - не мой конёк, поэтому я не спешил помочь моей любимой. Мое 7-ое чувство загадочно шептало мне - насрано больше, чем видится - а я верю 7-му чувству. Мне с ним ещё жить. Я посмотрел Проше в глаза. Он посмотрел в мои, и после 15-секундной баталии характерами кот двинулся с места. Это был он - диван и всё его брюхо… в общем, небольшие проблемы с желудком оказались по всему дому, включая длинную шерсть виновника. Прошу надо было мыть, но как? Про это Лёша ни черта не сказал. Кот старый, и кто знает, может, он не переносит стиральную машину. 


В четыре руки, не без когтей мы запихнули Прошу в ванну на втором этаже и стали намыливать Пантином. Царь напрочь отказывался мыться. Такая вот она жизнь - измазался в говне, терпи и отмывайся. Проша дёргался и царапал мои руки, рычал и обещал разобраться. В общем вёл себя как и любой пьяница, которому хочется подраться, но уже не в состоянии. Это было тяжко. Даже для меня. Кое-как суммарно за два часа мы сделали это. Благо, я не жрал до, иначе бы блевал. Все мои руки были в надрезах, говне и волосах, спина гудела от наклона, а моя девушка в очередной раз доказала свою любовь и терпение. Когда Прошина шерсть намокла, оказалось, что он совсем худой. Всё-таки породистость имеет значение. Я вытер его полотенцем и отпустил. Про фен никто не заикался. 


После всех этих мук мы решили остаться ночевать. Боюсь представить, если бы обосрались оба кота. Это не что-то там, это бытовой страх, который навёл кот. Я поймал себя на мысли, что, будь это какой-то любой другой кот - не будем друзьями, нахрен. У меня и своих дел по горло - пиво там и прочие хобби. Пора им уже самим подтираться, я вот что думаю. На улице стемнело, и я уселся на самое удобное кресло в этом доме. Решил заняться чем угодно, только не котами. Обсохнув, Проша подошёл к креслу и запрыгнул на мои колени. Он смиренно прилёг, поднял на меня глаза и замер в ожидании моего слова. Обычно животные принимают глаза в глаза как вызов, как что-то, от чего нужно уйти или бросится в схватку, но Проша не отводил глаз. И я тоже. Это был четверг, и прошло 8 лет, как мы уважали друг друга и молчали, хотя каждому было, что сказать. Я не знаю, что чувствовал гадёныш, но я отложил компьютер, положил на него руку и стал расчёсывать. Он остался на моих коленках - тёплый и с признанием в любви где-то там в кошачьем сердце. Я почувствовал его любовь тогда, в первый и последний раз. Это было только между нами. Между кошачьим и человеческим. Через несколько месяцев я уехал, и Проша ушёл. Ушёл легендой. Как единственный немой свидетель нашей с Лёшей юности. Пускай местами безобразной, но такой весёлой. Ушёл котом, которого я любил и считал другом. Котом всем котам.


Послать лучи любви автору можно здесь:  www.facebook.com/akkermanvasya


Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: