Наверх

Тлен и безысходность. Почему мы такие злые и что с этим делать?

OnAir 08.10.2016     717

Мрачные какие-то все вокруг. Раздражительные. Попробуй улыбнись кому да пожелай хорошего дня – посмотрят как на умалишенную. Какое там веселье!


Ладно в барчике каком. В пятницу вечером, да ближе к полуночи. Такие все веселые, доброжелательные и жизнерадостные – сердце радуется. Не считая парочки депрессивных одиночек. Ну да Бог с ними. Остальные же сливаются в общем экстазе счастья, песен и плясок. Эх, развернись душа! Обнимаемся и машем.


А зайдем-ка поутру в общественный транспорт. Ни дня без склоки. Один не хочет оплачивать проезд, второй отказывается уступать место беременной женщине и трем старушкам. Третий готов разорвать шестилетнего ребенка за то, что тот не снял со спины рюкзак. Женщина, уберите свою сумку – вы мне колготки испортите. Мужчина, не дышите мне в лицо. Сама дура. 


Заряжают позитивом. Ага. 


Приезжаем на работу. Выпить бы хоть чашечку чая что ли, немного в себя прийти после поездочки. 


– Что такое?! – выскакивает из дверей директор. – Вы что, друзья мои, дома не позавтракали? Вставайте раньше. Не можете – я буду вам звонить и будить. Никакого чая в рабочее время. И вообще. Кризис в стране. Платить  я вам теперь буду меньше, а работать придется больше. И в выходные выйти неплохо бы. 


Радуют. 


Едем домой. При полупустом салоне мы все сбиваемся в кучу у дверей. Да! Сплотимся, так сказать, в порыве любви к ближнему. А заодно будем высматривать, не мелькнет ли на следующей остановке сине-желтая форма контролеров. Чтобы быть готовым при первом же шухере выскочить. Зачем же еще? Что вы стали на пороге?! Дайте выйти! Надо же заранее спрашивать. Не ваше дело. Где хочу, там и стою. Вы мне на ногу наступили. Не нравится – ездите на такси. Ага. Создают. Настроение в смысле. 


Заходим в магазин. Очереди, вездесущие тележки, снова подскочившие цены. 


– 300 г фарша, пожалуйста. Шлеп. 


– 570. Пойдет? 


– Простите, но 570 – это совсем не 300… 


Женщина молча, но с раздражением отбрасывает часть фарша обратно, всем своим видом показывая, как она вас ненавидит. 


Заряжают позитивом. 


Заходим в поликлинику. Контрольный в голову. 


Полна горница людей. Коридор то есть. Ну это уж как водится. 


– Кто в 310-й? 


– Все. Какой у вас номер? 


– в один голос злобно встречает очередь.

 

– У меня на 19.00… 


– У меня на 16.00, а я еще сижу, – злорадно сообщает товарищ по несчастью. 


Ага. И от мысли, что Федору тоже плохо, Степану вдруг стало хорошо. 


Просидев два часа в очереди и основательно зарядившись позитивом, попадаем, наконец, на прием к врачу. 


– Что у вас? – недовольно спрашивает доктор, не поднимая головы от своих записей. 


– Мне бы обследование… Тут болит и здесь колет… 


– На УЗИ запись на год вперед. Записывать? Таблетки стоят 800 000. Выписывать? 


– А альтернатива? 


– Кладбище. 


Заряжают позитивом. Ну. 


Возвращаемся домой. А там нас ждет не поддающаяся решению задача по геометрии и порванные на физкультуре кроссовки. И машина стиральная сломалась. Пришла беда – отворяй ворота. И кошелек доставай. 


А утром снова на работу. И снова все вокруг злые. Почему? Так уж вышло. 


Проблема первая. Климатическая


Во-первых, нам катастрофически не хватает моря, солнца и тепла. За последние полгода солнечные дни можно пересчитать по пальцам. Как в том анекдоте. 


– А что, малец, лето у вас бывает? 


– Бывает, чего ж нет? Но я в тот день болел. 


Многие утверждают, что плевать они хотели на солнце, и не влияет оно на них вовсе, но они ошибаются. Еще как влияет. 


Проблема вторая. Экономическая 


Во-вторых, нам катастрофически не хватает денег и всего того, что они дают. В первую очередь, речь идет о свободе. О чудесном ощущении свободы. Откуда взяться жизнерадостности, когда ты загнан в жесткие рамки платежи-кредиты-платежи? Терпишь ненавистную работу, чтобы платить кредит за машину, которую купил, чтобы ездить на ненавистную работу. И даже в отпуск не можешь пойти. Замкнутый круг. 


Проблема третья. Национальная 


В-третьих, исторически сложилось, что нация мы не очень-то веселая. Никаких тебе разгоряченных карнавалов, сумасшедших фестивалей и прочих разухабистых гуляний. Сплошные кладбища, Дзяды да Радуница – такие вот детские воспоминания. 


Проблема четвертая. Вас здесь не стояло 


В-четвертых, очень страдает общий уровень культуры. Грубить, хамить и оскорблять у нас учат, наверное, с детства. Никто не хочет входить ни в чье положение. 


Когда в поликлинике разъяренная очередь не пропускает женщину с малышом-инвалидом, это странно и дико. 


– Можно мы пройдем? – деликатно спрашивает она. – Нам только печать поставить. 


Мой ребенок не высидит столько. И видно, что мальчику действительно плохо. 


– Нет, – говорит очередь. Вся – без исключения. – Мы вас понимаем и даже сочувствуем, но никого не пропустим. У нас у всех свои проблемы. 


– Да я в принципе могла бы вас даже не спрашивать – нам положено вне очереди, – чуть слышно спокойно говорит женщина. 


– Все равно не пропустим. 


И это реальная история из поликлиники. И таких историй тысячи. 


Не мы виноваты – оправдываются люди, если начинаешь их стыдить. Система. Да. Удобно и просто списывать все на безликую систему. 


Да, у каждого свои проблемы. Но надо же иногда вылезти из своей хаты, которая с краю, и открыть глаза. 


Взрослые люди готовы стеной встать, но не пустить женщину с ребенком-инвалидом на руках без очереди. Целым поколениям чего-то в детстве недодали. Не заложили. Не привили. 


Как быть и как жить? Трудно сказать. Может, дело в счастье? Но ведь счастье – понятие, трудно поддающееся логике. Оно редко зависит от внешних обстоятельств. Понятно, что когда сплошные проблемы, то радоваться как будто бы нечему. Но это только на первый взгляд. 


Все познается в сравнении, и человек, к сожалению, устроен так, что редко ценит то, что имеет. Но этому можно учиться. Обычно только люди, пережившие тяжелую трагедию или чудом выжившие, умеют радоваться каждой мелочи и получать удовольствие от самой жизни. Все живы, здоровы – и это уже счастье. И кроме смерти, все поправимо. А то, что проезд подорожал, премию не дали или телевизор сломался… Да гори оно гаром. 


Понятно, что целые поколения непробиваемых хамов уже не изменить. Но каждый может немножко измениться сам. Хотя бы для следующего поколения. Наши дети смотрят на нас. И неизвестно, когда вырастет поколение спокойных, улыбчивых и довольных жизнью людей. Счастливых людей, а не мрачных бук, готовых разорвать лезущего без очереди инвалида. 


Улыбайтесь чаще, что ли. 


Источник:  lady.tut.by


Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: