Наверх

Как я превратилась в Судьбу и прорыдала полчаса: чудеса расстановок по Хеллингеру

МЫСЛИ 06.06.2018     799
Вторые расстановки, на которых я побывала в качестве заместителя, произвели на меня гораздо большее впечатление, нежели первые. На них со мной происходили очень странные вещи, я злилась на себя, много плакала, а также испытывала чувство любви ко всем подряд.

У входа в зал, где расстановки проводит Алёна Никольская (в первый раз я тоже к ней ходила), меня встретила милая женщина лет 40. Мы перекинулись с ней парой фраз на тему расстановок, поулыбались, и я прошла в зал. Там как-то сразу у меня завязалась беседа с другой участницей расстановок: она рассказала, что пришла впервые, я делились впечатлениями от первого визита.

Смотрю, и другие – незнакомые друг с другом женщины – сидят парочками, группками и что-то премило обсуждают. То ли атмосфера расстановок располагает, то ли так действуют блинчики, которыми Алёна – расстановщик с 18-летним стажем – вновь угощала нас.

В назначенное время приступили к работе. Первый запрос – клиентка Ирина рассказывает о том, что её родители – уже довольно пожилые люди, у которых то тут, то там вылезают всякие возрастные болячки – начали её раздражать. Каждый раз когда им что-то нужно, они звонят ей, она с пеной у рта несётся им на помощь. И всё бы ничего, да только родители стали уже просить сделать за них то, что и сами в состоянии. Плюс почему-то просьбы затрагивают только Ирину, её брата Андрея родители почему-то считают неуместным тревожить.
  
В итоге Ирина работает, как проклятая, носится с родителями и разрывается от искреннего желания помочь им, но в то же время страдает от того, что вся эта ситуация уже измучила и истощила её.

В центре комнаты оказываются заместители Ирины и её родителей. Они недолго обсуждают сложившуюся ситуацию, но вскоре клиентка приглашает меня на роль Судьбы. Я выхожу и тут же встаю в центр комнаты, расправляю плечи и надменно задираю голову вверх. Спустя пару минут у меня уже ощущение, будто в меня вбили кол, и вот стою я непоколебимая.

Это чувство усиливается после вопроса Алёны о том, как я реагирую на то, о чём говорят заместители Ирины и её родителей. «Никак, – отвечаю я. – Мне вообще всё равно, что они обсуждают».
  
И тут я физически ощущаю, будто стала выше ростом. Моя голова уже почти упирается в потолок, а все участники расстановки видятся мне значительно более маленькими, чем они есть на самом деле. Взгляд мой направлен поверх происходящего. И спокойна и неприступна.

Моё внимание привлекает лишь фигура заместителя клиентки. Из-за разрывающих её противоречий тело её потряхивает, она постоянно пытается расправить плечи, трясет руками, словно пытаясь скинуть вверенную ей ношу. В расстановке уже появилась фигура Жизни. Заместитель клиентки периодически повторяет: «Так хочется подойти и обнять Жизнь». И тут я довольно резко: «Да подойди ты уже к Жизни и успокойся».
  
Мой тон ошарашил заместителей. И эта их реакция дестабилизировала меня. Я внутренне разделась на фигуру Судьбы и себя саму. И Я стала удивляться: «Что происходит? Почему я позволяю себе так резко говорить с человеком, который старше меня? Чего это я нос так задрала?».

И тут мне стало тяжело дышать, комната поплыла перед глазами, голова затуманилась, меня затошнило. В попытке сохранить равновесие и привести себя в чувство я закрыла глаза. «Сколько ещё? Когда всё закончится?» – думала я.

К счастью, расстановка уже шла к своему завершению, и где-то через минуту меня вывели из роли.
Я села на стул, залпом выпила стакан воды… и меня отпустило. Я снова стала чувствовать себя чудесно.

Рассказав о своих ощущениях Алёне, я попросила объяснений. Оказалось, в момент, когда Я включилась в осознание происходящего, стала внутренне возмущаться поведению фигуры Судьбы, началось моё сопротивление исполняемой роли. Это и привело к таким последствиям.

«Судьба – очень большая и значимая фигура. Странности с ощущением собственного роста случаются часто. Нередко заместители, играющие Судьбу, даже на стулья залезают», – добавила Алёна.



Во второй расстановке я не участвовала. «И хорошо», – думала я про себя, желая передохнуть.


flickr.com

После небольшого перерыва началась третья расстановка. Клиентка Настя – женщина лет 43 рассказала о нелёгкой судьбе женщин её рода: им редко удавалось выйти замуж. Опасаясь остаться в девках, она сама выскочила замуж в 22 года чуть ли не за первого встречного. Особого счастья не было, но в браке родились две дочки. И теперь она переживает, что и им не светит испытать радость быть любимыми.

По словам Алёны, причина этого, скорее всего, кроется где-то в роду, поэтому она начала проводить расстановку, направленную на выяснение этого. Описывать её не буду, потому как хочу в первую очередь рассказать об ощущениях и метаморфозах, которые происходили лично со мной.

Итак, меня назначили заместителем той самой Насти. Я встала, закрыла глаза и уже через минуту ощутила, как неведомая сила заставляет меня подать плечи немного вперёд и вниз (Настя так ходит). Далее я развернулась к своей «маме» (то есть заместителю мамы Насти) и решила, что мне просто необходимо подойти к ней и взять за руку. Так я и поступила.

Моя «мама» однако долго со мной стоять не стала и вскоре ушла к своей «маме», то есть моей «бабушке». Я её спрашиваю: «Куда ты ушла? Вернись!». Вместо того, чтобы сделать шаг обратно, «мама» позвала меня к себе. Идти я отказалась и… заплакала.
Отношения наизнанку: стадии, этапы и проблемы развития отношений между мужчиной и женщиной


Если меня сейчас спросить, почему я вдруг начала реветь (именно так – реветь!) из-за того, что незнакомая женщина отошла на шаг в сторону от меня, никакого адекватного и рационального объяснения я дать не смогу. При этом отмечу, что в жизни я настолько редко плачу, что уже и не помню, когда это было со мной в прошлый раз.
  
В общем, реву и объясняю участникам расстановки это словами: «Мама ушла». Клиентка Настя пояснила – маму она потеряла очень рано, женщина умерла в 23 года, поэтому Настя её очень плохо помнит.

Мне принесли стул, который олицетворял Принятие. Я села и, пока проходила расстановка, молчала с мыслями о том, что надежды на счастье нет никакой. Вот сижу я, мне в общем-то удобно и хорошо, но никаких просветов…

Завершая расстановку, Алёна попросила мою «маму» подойти ко мне, обнять и сказать несколько слов о том, как она меня любит. И только тогда я смогла встать со стула и вообще посмотреть на окружающих. Потом из роли меня вывели, и я вновь стала собой – бодрой, весёлой и уверенной в том, что счастье не просто есть, а оно здесь и сейчас. Хотя и странно всё это.

Читайте также первую часть цикла статей о расстановках: «Татьяна, побудьте моим мужем»: чудеса расстановок по Хеллингеру

Главное фото: flickr.com


Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: