Наверх

Как родитель нарцисс делает из ребёнка козла отпущения

МЫСЛИ 25.05.2018     537

Когда мы представляем себе семейные отношения между детьми и родителями, то в первую очередь перед глазами всплывает картинка заботы, любви, поддержки и открытого общения: вот дети играют с родителями в снежки или идут все вместе на пляж, жарят шашлык на пикнике, вместе празднуют или отмечают важные события и т.п. Да, конечно, есть такие семьи, чья жизнь выглядит именно так, по крайней мере, в старых фотоальбомах или на инстаграм-страницах; семьи, из жизни которых можно брать картинки для типичной ТВ рекламы. Однако, в дисфункциональных семьях семейные связи организованы совсем иначе и выглядят они не так мило. Особенно, когда во главе семейного корабля контролирующая мать, мать-нарцисс или мать-скандалистка. Тогда нередко можно наблюдать, как она делает из ребёнка козла отпущения.


Козел отпущения: клей, который держит семью вместе


В английском языке есть специальный психологический термин – «scapegoat» – «козёл отпущения» и глагол «to scapegoate someone» – делать из кого-то козла отпущения. Goat – козёл, то ритуальное животное, которое чаще всего приносили в жертву, чтобы унять гнев богов и они бы отпустили общие грехи племени. И такое жертвоприношение можно найти в истории большинства (если не всех) групп – в целых народах, городах, организациях и бизнесе, в отдельных семьях – особенно в тяжёлые времена. Выбор козла отпущения и обвинение его/её/их во всех проблемах тут же усиливает не только чувство единства (наши против ваших), но даёт руководителям авторитарных сообществ объяснение всех социальных проблем.


Этот процесс происходит и в семьях и может быть вызван как сознательными, так и бессознательными мотивами. Роль козла отпущения может быть как временной (и члены семьи могут по очереди находиться в ней), так и постоянной. Давайте сначала поговорим о временной роли и о том, как это влияет на семейные взаимодействия.


Когда подошла очередь быть мальчиком для битья


В семье с контролирующей матерью козлом отпущения могут назначаться все члены семьи по очереди. Почти нет шансов этого избежать; она перфекционистка, которая верит, что всегда есть чёткое «правильно» и «неправильно» и поэтому ей необходимо, чтобы всегда всё было «как надо». Когда что-то идёт не по плану или не так, как она себе это видела, то ей нужна как причина для такой «катастрофы», так и человек (не она сама), который во всём этом «виноват». Контролирующая мать очень редко может допустить мысль, что, возможно, это её ошибка, которая повлекла то, что она считает катастрофой.


Например, если собаки забежали в соседский сад и вырыли там растения, то это должно быть вина Миши или Светы, которые не слишком тщательно закрыли дверь, и ребёнка будут стимулировать «рассказать правду» о сестре/брате или ябедничать друг на друга. Контролирующим людям необходимо знать, что для любых плохих событий есть конкретные причины и всегда есть виноватый. 


Предположим, вандалы добрались до семейной машины на участке. Конечно же, любой человек будет раздражён и расстроен этим фактом, но адаптированный человек понимает, что это просто происшествие, которое может случиться с каждым. Но не контролирующий человек, которому тут же придёт в голову мысль, что когда Катя вернулась домой, она не оставила гореть свет на крыльце. Вуаля! Она моментально становится козлом отпущения в голове родителя, который теперь точно уверен, что если бы свет горел, хулиганы никогда бы не посмели приблизиться к машине. Да, таким образом вандализм становится «виной» Кати в этой конкретной семье.


Знание, что кого-то обязательно обвинят, вне зависимости от обстоятельств, настраивает братьев/сестёр друг против друга в борьбе за благосклонность матери. Частью этой стратегии борьбы становится участие в обвинении:


«Всё мое детство – это прогулка по минному полю, я старалась всеми способами не попасться матери под руку. Каждое утро было пыткой, потому что если мы опаздывали в школу, то должен был быть мальчик для битья. Мой брат в такие моменты моментально начинал обвинять во всём меня или сестру, лишь бы не обвинили его. И сейчас, уже будучи взрослым, он точно такой же – все вокруг виноватые. Я сейчас не общаюсь ни с братом, ни с сестрой».


Если мать скандалистка, то она тоже по очереди выбирает жертву, не только для того, чтобы поддерживать контроль над детьми, но и для того, чтобы поддерживать своё убеждение, что она проделывает огромную работу. Она не рассматривает себя источником травли, она видит себя авторитетом, который должен поддерживать порядок и границы в её понимании.


Всё вышесказанное имеет более печальные последствия для индивидуального развития, если кто-то выбран на постоянную роль козла отпущения. Обычно это происходит, когда у матери сильно выражены нарциссические черты, и она любит играть в игры «фавориты и изгои», чтобы всё внимание было привлечено к ней.


Официальный козел отпущения


В одной интересной статье Gary Gemmill отмечает, что когда в семье ребёнок выбран козлом отпущения, то это позволяет всем членам семьи думать о себе как о более эмоционально здоровых и более стабильных, чем они есть на самом деле, потому что они больше не нуждаются в том, чтобы нести ответственность за свои действия и поведение. То есть по сути все проблемы в семье (с которыми с таким трудом борется мать) – это тот самый козёл отпущения, и если мы все наконец-то с ним/ней «что-то уже сделаем» или «заставим её изменить своё поведение», тогда жизнь и наладится.


Постоянный козел отпущения позволяет нарциссической матери видеть смысл в семейной динамике, и весь происходящий негатив может быть легко объяснён, и это ничуть не подвергает сомнению её роль «идеальной» матери и не тревожит её необходимостью рефлексии собственных установок и действий. У неё всегда есть готовое объяснение для любой проблемы внутри семьи и любого отклонения семейных отношений от той модели, которую она считает идеальной. Точно так же внимание других детей в семье отвлечено от действий матери и вместо этого сфокусировано на человеке «из-за которого постоянно одни неприятности».



Тогда как скрытые мотивы выбора козла отпущения могут не осознаваться матерью, поддерживающей такую ситуацию – она не осознаёт это как тактику поддержания образа идеальной семьи, маскируя за фасадом дисфункциональные процессы – травля и унижения козла отпущения поддерживаются весьма сознательно. С нарциссической матерью часто происходит так, что другие дети вступают в её команду по травле. И тогда козёл отпущения становится частью семейной мифологии – это те самые истории, которые челны семьи рассказывают о своей семье как в детстве, так и уже во взрослом возрасте с полной уверенностью, что это и есть «правда». Это как в голливудских вестернах – есть ковбои и индейцы, хорошие дети и плохие, и тогда семейные сценарии абсолютно предсказуемы.


Присутствие официального козла отпущения делает невозможным любую форму открытого диалога о поведении матери или о том, как члены семьи взаимодействуют друг с другом. Козёл отпущения усиливает образ страдающей матери и делает её недосягаемой.


И хотя это может прозвучать контринтуитивно, но такая семейная динамика влияет не только на козла отпущения.


Последствия роли козла отпущения


Как роль козла отпущения скажется на развитии ребёнка, частично зависит от конкретной личности и от того, насколько ребёнок осознаёт происходящую динамику – в детстве или во взрослом возрасте. Одна женщина рассказывала мне, что поняла, что именно происходит, в возрасте семи или восьми лет: «Моя мать даже не пыталась казаться справедливой; она обожала мою старшую сестру, которая по определению всегда была права, а меня обвиняла во всём подряд. Такая несправедливость очень ранила меня, и я активно искала вокруг объяснения происходящему. К счастью, мой отец не участвовал в этой травле, и меня это спасало». Однако, другая женщина, которой сейчас 46, рассказывает, что на понимание у неё ушло гораздо больше времени: «Я искренне верила каждому слову, сказанному обо мне матерью и сёстрами, пока я не пошла на терапию по совету подруги в возрасте 30 лет. Я винила себя за всё и не могла ни за что чувствовать ни гордость, ни удовлетворение. Когда происходило что-то хорошее, я думала, что это просто случайность. Когда я кому-то нравилась, я сомневалась в этом. Когда что-то шло не так, я ощущала это как свою вину, потому что неправильная и со мной всё не так».


Почти все дети, которые были в роли козла отпущения научились глубоко прятать свои эмоции и имеют склонность к постоянной самозащите, даже когда они осознают, насколько несправедливо с ними обходились. Когда у тебя украли чувство принадлежности к твоей собственной семье – это не может не оставить шрамов, которые болят и во взрослом возрасте. С одной стороны, такие выросшие дети могут многого достигнуть, активно работая, чтобы доказать себе, как несправедливо видела их мать, с другой – негативные слова в их адрес могут стать самосбывающимся пророчеством, потому что они испытывают страх перед проблемами, пытаются избегать провалов любой ценой, а также им сложно ставить свои собственные цели и достигать их. Несомненно, так или иначе эмоциональные и психологические последствия такого детства неизбежны.


Однако, несмотря на всё это, есть и проблеск надежды. Из всех детей, выросших в семье матери-нарцисса, именно ребёнок, который был козлом отпущения, со временем может увидеть токсичный паттерн отношений, который демонстрировала мать и другие члены семьи. И именно такой ребёнок, скорее всего, будет искать помощи в освобождении от этих паттернов и их влияния, а не братья и сёстры, которые верят в семейную легенду и чаще всего так и остаются запертыми в ней. Обычно именно этот ребёнок становится единственным в семье способным выстроить здоровые и стабильные отношения, как только отыщет себе ресурс помощи.

Психология непрошеных советов: как от них избавиться

Влияние козла отпущения на другого ребёнка (детей) в семье


Дети в семье матери с высокими нарциссическими чертами всегда остаются планетами на орбите, вращающимися вокруг матери-солнца; даже если один ребёнок – козел отпущения, мать всё равно выбирает фаворитов среди других, выдавая «любовь» тем детям, которые, по её мнению, лучше подходят на роль зеркала, отражая её саму. Поскольку нарциссическая мать воспринимает детей как продолжение себя (кроме, конечно же, козла отпущения), статус каждого ребёнка может меняться в каждый конкретный момент. Обычно есть «ребёнок-подарок», или «золотой» ребёнок, которому лучше всех удаётся оправдывать материнские ожидания, и часто, как и она, этот ребенок демонстрирует высокие нарциссические черты. Для него этот мир управляется внешними достижениями: насколько хорошо ты выглядишь для других (включая твою мать), а вовсе не тем какой у тебя характер, эмпатия или внутренний мир.


«Ребёнок-подарок» ничего не знает о саморефлексии и о своём настоящем Я. Он рассматривает любовь как сделку («Ты делаешь хорошее для меня, и тогда ты заслужишь мою любовь») и конечно же считает, что для того, чтобы тебя любили, ты должен выполнять определённые условия. Обычно именно с этой моделью отношений он вступает во взрослый мир, если, конечно, не захочет оглянуться в прошлое и разобраться с семейной мифологией. Такой ребёнок обычно совершенно не осознаёт, как на него повлияла нарциссическая мать и её дефицит эмпатии и эмоциональной регуляции, потому что он научился приспосабливаться к тому, что есть. Однако это не формула счастья.


Что дальше?


Если продолжать говорить на языке грубых метафор, то, когда козёл отпущения вырастает и покидает дом, то часто превращается в паршивую овцу. Все те невероятные усилия, которые были приложены им для разрушения семейной мифологии, будут встречены неистовым отрицанием и нападками со стороны других членов семьи; таким образом, из козла отпущения, который является «причиной» всех семейных бед, он превращается в паршивую овцу, с которой семья ведёт борьбу, отстаивая, как им кажется, настоящую правду. Обычно такое развитие событий разводит людей по разные стороны баррикад («Она всегда была сумасшедшей, ещё когда была ребенком»; «Ой, с ней никогда нельзя было справиться. Она всё время врала и жила в своём выдуманном мире»; «Это самый неблагодарный человек на свете»; «Начнём с того, что она никогда и не хотела быть частью нашей семьи»). К тому же, часто так случается, что семья не готова просто молчать и игнорировать угрозу; обычно ведётся грязная кампания по дискредитации уже взрослой «паршивой овцы». И такое развитие событий часто просто не оставляет выбора, кроме как оборвать контакт с этими людьми. Но, как я уже много раз наблюдала на практике, с поддержкой и помощью эти отверженные и изгнанные из семьи дети невероятно расцветают и крепко стоят на ногах, построив жизнь по своим собственным правилам.


Источник: facebook.com/psychology.lapina



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: