Наверх

История успеха: Иван Макаревич

ДЕЙСТВИЯ 15.06.2017     3250

Совсем недавно Иван Макаревич представил в Москве свою первую линию одежды CHIPOODL. Мы встретились с молодым дизайнером и узнали все о коллекции, которая, кстати, включает в себя всего 4 цвета.


- Иван, хочу поговорить с вами в первую очередь о бренде одежды, который вы запускаете. Как появилась идея?


- Я очень много лет любил скупать классные вещи, в которых мне чего-то не хватало, чтобы потом самому их переделать, что-нибудь отрезал, пришивал, а если не справлялся с чем-то, относил в обычную мастерскую, поскольку не умею работать с машинкой. Таким образом я много всего сделал, половина моего гардероба состоит из придуманных мной вещей. Потом друзья и знакомые стали обращать внимание, просить сделать что-то клевое для них.


Сначала я делал это сам, а потом решил воплотить это во что-то большее. Но мне не хватало концепции, потому что мало просто делать клевые вещи. Когда я ездил в Штаты, понял, что мне не хватает в России того, что люди просто даже не здороваются друг с другом. Из этих мыслей и родилась идея названия «Be kind + Say Hello». Я в принципе не люблю большие принты, а когда это какое-то маленькое напоминание, то почему нет.


- То есть, эта концепция несет в себе идею сделать людей более добрыми?


- Было бы здорово. Сделать добрыми их невозможно, но по крайней мере, научить здороваться друг с другом было бы круто (улыбается).




- Получается, что это отголосок американской культуры?


- Я считаю, что это чисто человеческая культура. Только в России и в еще паре стран я видел, чтобы люди смотрели друг на друга с нахмуренными бровями. Одежда и стиль давно стали международными, у нас уже много лет не бьют за дреды и широкие штаны.


- Помимо настроения и «западной» вежливости, переняли ли вы что-то из дизайна?


- Вся одежда, которую я люблю, всегда была сочетанием того, что я любил и смотрел в детстве. Это мультфильмы про Ниндзя, роботов и прочая детская фантастика, где все было утрировано, специально прорисовывались широкие плечи, узкие ноги. Также мне всегда очень нравились американские фотографии 70-х годов с рабочими, тюремными заключенными. У людей там не было выбора, у них была одежда большого размера, если не подходит, затяни посильнее и носи, отсюда и родился стиль хип-хоп, который сейчас дико популярен.


Даже Филипп Киркоров одевается, как рэпер (улыбается). Это популярно во всем мире. Так в моих предпочтениях смешались три вещи: ниндзя, мультфильмы и хип-хоп. Мода меняется ежедневно. Еще вчера были модны узкие штаны, а сегодня опять в моду вернулись клеш. В Штатах, например, сейчас очень модно носить самые простые спортивные базовые вещи, которые объективно плохо сидят, но через пару моментов ты смотришь и думаешь: «а вообще классно» (смеется).




- Удивительно, мне всегда было непонятно, как это работает?


- Есть такое понятие «лидер мнения». Если какой-то очень популярный человек надел что-то, автоматически это становится модным. У Рианны, на мой взгляд, отличный стиль, и то, что она делает совместно с Puma, тоже круто. Но есть и совсем неудачные коллаборации. Я сделал то, что нравится мне, отчасти это помогло. Потому что помониторив, что сейчас шьют другие, я не увидел ничего подобного. Мне не нужен хайп, я хочу, чтобы мои вещи и через 5 лет были актуальными, ничего лишнего, это как раз то, чего я хотел. А угнаться можно успеть всегда.


- Почему в концепции всего несколько цветов?


- Я очень люблю базовость.




- Нормкор завоевывает мир.


- Нормкор существовал всегда и опять же пришел от тюремщиков. Обычная серая толстовка без всяких надписей будет смотреться круто на любом человеке, просто потому что она из толстого хлопка и она подходит подо все. Я сшил черную базовую толстовку, а потом подумал, что не хватает белой. Эти четыре цвета – серый, черный, белый и розовый – настолько универсальны! Я заметил, что в последнее время люди стали очень любить розовый цвет, он появился во всех магазинах и коллекциях, это офигительный цвет. Поэтому я решил остановиться пока на этих четырех цветах. Вообще, гардероб-трансформер – это очень удобно, купил толстовки разных цветов и можешь комбинировать их с чем угодно.


- Кто-то помогал вам в создании коллекции?


- Технически, да. Я просто не знал, что такое «косая бейка, уходящая на кашкорсэ», для меня это был просто красивый шов (смеется). Но сам дизайн полностью придумывал я. Как-то криво все нарисовал, потом приезжал к конструкторам и говорил, как и что должно выглядеть: «вот здесь должно быть ниже, а тут, как колокольчик, но при этом заужено…», в итоге все получилось, как я и планировал.




- Сколько это заняло времени?


- Это страшная история (смеется). В общем, я пытался сделать это около двух лет. Я очень осторожно вхожу в рабочие контакты с людьми, поэтому сначала все пытался сделать сам, но просто не смог. Потом понял, что лучше я буду придумывать дизайн и концепцию, но мне нужны конструкторы, пиар и так далее. Это сработало.


- Вы сложно сходитесь с людьми, потому что никому не доверяете?


- Создание одежды - это довольно сложный процесс, где множество ступеней. Нужны люди, которые абсолютно понимают тебя с полуслова, а это практически невозможно.




- Есть ли уже какие-то планы, связанные с брендом, на ближайшее будущее?


- Мои планы прописаны на несколько лет вперед. Придумано уже 5-6 коллекций, включая коллаборации, сотрудничество с художниками. Когда я только начинал, думал, что это так просто – создать 16 вещей, потом выпустить их по 50 штук каждой и продавать. Но одна только юридическая часть отнимает такое колоссальное количество времени и денег в нашей стране, что порой удивляюсь: «Come on, я же просто хочу шить вещи!». Два месяца собирать документы, платить деньги, потом ждать разрешения и так далее. Потом начинается технический момент, то неправильно сшили, то кто-то ногу сломал, то еще что-то. Поэтому новые коллекции я буду делать очень постепенно.


- Вы можете описать людей, которые будут покупать вашу одежду. Для кого она?


- Возраст я точно определить не могу, потому что люди одинаково круто реагируют и в 45 лет, и в 15. Определенно, это люди с хорошим вкусом. Это совершенно не бизнес-описание аудитории, но по-другому я не могу их охарактеризовать. Это могут быть и творческие люди, и бизнесмены, да кто угодно. Я не отношусь к хайпистам, в хай фэшн тоже не лезу, не хочу продавать вещи Киркорову, мне это не нужно. Хочется, чтобы любой человек мог зайти и сказать: «Реально столько стоит? Клево, я хочу!». Надеюсь просто на то, что всегда найдется человек, которому понравится клевая вещь.


- Основной ориентир все-таки на Москву?


- Я с этого начинаю, пока нет особо других вариантов. Нужно понять, как это работает здесь, ведь у меня вообще нет связей и опыта в этой сфере. Знаю, что в Азии это зайдет, потому что японцы просто обожают такие шмотки, в Штатах тоже замечаю похожие тенденции. Нужно туда поехать зимой. А там посмотрим (улыбается).




- В будущем вы собираетесь найти партнеров?


- Если мы говорим о финансовой составляющей, то это как получится. Если произойдет – хорошо, искать сейчас я никого не хочу.


- Вы чувствуете, что вам нужна какая-то поддержка?


- Конечно, нужна. На собственном опыте убеждаюсь, что чудовищно сложно находить нужных людей, которые на долгий период будут с тобой честны и объективны. Я всего лишь за 3 месяца столько людей сменил, потому что где-то не доделали, где-то обманули, здесь не поняли, тут вообще опаздывают. К сожалению, физически не могу сделать все сам, но очень бы хотелось (улыбается). Зимой планирую более масштабную работу, там уже точно один не справлюсь, нужно будет кого-то привлекать. К тому же, человек, особенно в Москве и в России, такое непредсказуемое существо, поэтому нельзя делать никаких прогнозов. Никто не знает, купят у меня все или ничего. Много раз бывало, что вокруг бренда поднимают хайп, о нем знают все, но купили всего две толстовки, и наоборот, есть бренды, о которых мало кто знает, но носят и покупают многие. 




- И правда, это необъяснимая вещь. Вы продолжаете заниматься актерской деятельностью?


- Да, продолжаю. Театр у нас закончился, потому что Ваня Вырыпаев из театра ушел, и мы пока ничего особого тоже не делаем. Что касается кино, то сейчас с американцами начал работать, мы снимаем в Болгарии фильм про войну в Албании, еще несколько проектов будет в России.


- То есть, вы пока не ушли с головой в фэшн?


- Нет. Пока я чувствую в себе силы заниматься всем, буду заниматься всем.

Принцев нет, я проверяла. Да и принцесс тоже

- Если все-таки настанет такой момент, что придется выбирать?


- Настанет – выберу. Всю жизнь стараюсь себя приучать решать проблемы по мере их поступления.


- У вас получается?


- Даже сейчас, когда меня рвет на куски, идут активные съемки, а мне звонят и спрашивают про принты, я кайфую и хочу успевать все, даже если в конце дня валюсь от усталости.




- Один из постоянных вопросов в нашей рубрике «Городские сумасшедшие», какие у вас, коренного москвича, отношения с Москвой?


- Честно, мне никогда не было полностью уютно в Москве. Мне всегда было странно, что это мог бы быть самый лучший город на Земле, но почему-то у нас решают сделать красиво только в очень туристических местах, а на окраины наплевать. Много есть моментов, которые мне не понятны, ведь на дворе 2017 год. Например, сейчас лето, и хочется наслаждаться теплом и городом, но из-за бесконечных строительных работ это почти невозможно.


- Если говорить о всем мире, есть ли города кроме Москвы, где вы еще хотели бы жить?


- Это Нью-Йорк либо Нью-Джерси, Амстердам или Утрехт, или где-нибудь в Италии, но это когда я стану старый, толстый и уставший от жизни (смеется). Безусловно, я очень за многое благодарен Москве, у меня приятные воспоминания, связанные с ней, но я не из тех, кто готов упасть и целовать землю. Я не знаю ни одного человека, который бы много путешествовал, но говорил, что в Москве все устроено лучше, чем в остальном мире. А все остальное – это патриотизм.


- Возвращаясь к теме творчества и бизнеса, что бы вы могли посоветовать тем людям, которые боятся начать делать то, что им действительно хочется?


- За тот опыт, который я сейчас прожил, понял, что бояться надо начинать, когда ты уже начал, а начинать не надо бояться. У всех нас есть возможности, если мы очень этого захотим. Если есть какая-то идея, позвони всем своим друзьям и знакомым, спроси, что они об этом думают, попроси о помощи, если людям нравится идея, они всегда чаще всего готовы помочь.


- Если половина друзей скажет, что это плохая идея?


- Все равно ты сам все решаешь, нужно доверять своим ощущениям. Если бы все мои друзья, которым я принес свою одежду, сказали, что это «не очень», то я бы посидел и еще бы подумал над исполнением. Но если хотя бы несколько людей загорелись так же, как и ты, то почему нет?


- И напоследок наш традиционный философский вопрос: каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

- Доверять себе, проверять себя, жить моментом и не мешать никому. Надо быть робким, это очень важно. 


Фотограф: Вероника Аракчиева



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: