Наверх

Городские сумасшедшие: СЛОТ

ДЕЙСТВИЯ 09.06.2017     4263

Вот уже 15 лет группа «СЛОТ» радует поклонников своим творчеством и сотрясает отечественную рок-сцену тяжёлыми басами. Мы встретились с ребятами и выяснили, как они себя ощущают спустя столько лет, и какие вершины музыкального Олимпа ещё способны взять. Эксклюзивное интервью для GR читай прямо сейчас!


- Ребята, прежде всего я хочу поздравить вас с пятнадцатилетием! Не каждая группа в нашей стране может похвастаться таким опытом. Вы подвели для себя какие-то музыкальные итоги?

 

Дария «Нуки» Ставрович: Спасибо за поздравления! Здорово, что все мы живы и до сих пор терпим друг друга. Если говорить о музыкальных итогах, то у нас за плечами 7 альбомов, множество туров по всей стране.

 

- Сейчас у вас вышел юбилейный сборник. Это тоже некий итог?

 

Игорь «КЭШ» Лобанов: Просто каждый издатель из года в год мутит какую-нибудь тему, что нужно выпускать «The best of…» (смеется).

 


- Да, особенно когда такая серьезная дата - 15 лет.

 

КЭШ: Мне это не очень понятно, но ему на здоровье (улыбается).

 

- Вы принимаете активное участие в таких вопросах, например, как создание сборника?

 

КЭШ: Смотря в чем. У нас есть один активист в группе, который принимает участие в любых вопросах, ­- это наш басист (Никита Муравьев). Он составляет все трек-листы к концертам, ведет какую-то статистику с отзывами.

 



Нуки: Мы, в основном, включаемся только в то, что касается создания музыки, то есть, творческой части.

    

- Нет ли у вас такого чувства, что 15 лет отработали и хватит, нечего больше писать, нечем удивлять, творчество на исходе?




Нуки: Нет, еще хочется повеселиться немножко (улыбается).

 

-   В начале беседы вы сказали, что еще терпите друг друга. Это ведь очень важный момент в существовании группы, многие группы распадались, потому что не могли ужиться вместе. Есть ли у вас какой-то секрет или человек, который всегда всех мирит, разрешает конфликты и помогает выйти из стрессовой ситуации?

 

Нуки: У нас есть творческий секрет. Кирилл Немоляев, наш музыкальный продюсер, который как раз-таки говорит «брейк» во время растущего напряжения. На альбоме «Тринити» у нас случилось творческое непонимание, когда мы все сбились с курса, в тот момент мы обратились к нему за «творческой психологией». Такая совместная работа нам понравилась, и мы продолжили работать в такой манере, записали уже три альбома вместе. Еще помогает приобретенный опыт или страшное слово «мудрость» (смеется).

 



Десять лет назад вы были более эмоциональны и вспыльчивы, наверное?

 

Нуки: Мы и сейчас эмоциональны и вспыльчивы.

 

КЭШ: На самом деле, непонятно, что помогает. Мы с Кириллом записали два альбома, а потом взяли и написали один альбом без этой «эмоциональной прокладкой» между нами. И справились ведь довольно гладко, не заискрили нигде. И альбом классный получился.

 



- То есть, все-таки наличие продюсера – это хорошо?

 

КЭШ: В нашем случае и в нашем понимании слова «продюсер». Потому что в нашей стране это абсолютно по-другому – человек, который приносит деньги. В западном понимании – это человек, который отвечает за то, как представлен материал.

 

Нуки: У нас все-таки нечто среднее. Потому что на Западе он навязывает курс, его нанимает лейбл, и они работают в таком ритме. Как я уже сказала, это наша творческая психология. И еще он нам периодически напоминает, что мы – группа «СЛОТ», чтобы мы не забывали о наших творческих ингредиентах, о том, что у нас есть публика, которая полюбила нас за это, за это и вот за это. Таким образом он нас направляет, чтобы мы не заигрались во что-то другое.

 



-  Это правильно, потому что весьма странно выглядят группы, которые 15 лет назад играли рок, за который их полюбила публика, а теперь играют поп, который не по душе их поклонникам.

 

Нуки: Так же странно, когда 15 лет играют одно и то же.

 

Кэш: Но AC/DC играют уже сто лет одно и то же и им нельзя двигаться ни на сантиметр направо или налево, а народу нравится.

 

Нуки: Мне кажется, такие группы выпускают новые альбомы для того, чтобы люди пришли послушать их старые песни. Мне кажется, что «СЛОТ» не из этой серии. У нас на концертах постоянно люди циркулируют, мы это замечаем, аудитория все время меняется.

 



- У вас наверняка есть поклонники, которые говорят, что слушают вас с самого детства?

 

Нуки: Да, особенно в последнее время часто стали подходить и благодарить за счастливое детство (улыбается).

 

КЭШ: Есть те, кто выросли на нас, а есть и те, которые уже выросли из нас.

 

Нуки: Также много молодняка, для которых поход на наш концерт стал первым в их жизни. У всех они есть. Это из категории групп старшего брата или отца.



 

- В нашей стране довольно сложно заявлять о себе рок-группам, есть лишь одна известная радиостанция, на которую очень сложно попасть, остается только и узнавать о вас от старших братьев и отцов, или из интернета, конечно.

 

 

КЭШ: Конечно, интернет. Это бескрайнее пространство и мощная сила, интернет – это основная площадка.


Как вы думаете, что за люди вас слушают? Какие они?

 

КЭШ: Это люди, с которыми нам вполне комфортно общаться, что вполне логично. Молодые люди с интеллектом выше среднего, остальное, конечно, варьируется от человека к человеку. Возраст примерно от 14 и до бесконечности.

 


10 секретов, которыми никогда не делятся умные женщины

- Что нам делать дальше с рок-музыкой в стране, ситуация ведь довольно плачевная? А вы держитесь на протяжении стольких лет, даете концерты, собираете публику, дорожите ей. Что посоветуете молодым и талантливым группам, которые создают качественную музыку, как им заявить о себе, ведь рынка нет как такового?

 

КЭШ: Мало того, у нас никогда не было никакой поддержки. За 15 лет никто не вложил ни копейки извне. Проблема в том, что продукт некуда девать, потому что рынка нет, как вы и сказали. Нам-то еще ничего, мы попали на волну и до сих пор на ней как-то держимся, первый альбом у нас вышел вообще на кассете. А сейчас сложнее, никаких волн нет. Форматы меняются, раньше лейблы сразу записывали артисту и диск, и кассету, можно было прийти молодому артисту и предложить свой продукт. Теперь лейблы вымерли, и пойти просто некуда. Остается только интернет. Если есть талант, желание и энтузиазм, то надо идти туда и ждать, что что-нибудь стрельнет.

 

Нуки: Приходится делать все самому – запись, продюсирование.

 



- Как вы думаете, что дальше ждет рок-музыку в нашей стране?

 

КЭШ: Быстро ничего не произойдет.

 

Нуки: У нас слишком огромная страна, чтобы что-то происходило быстро. Мы впервые доехали до Камчатки недавно.

 

КЭШ: Не только мы там не были. Это очень дорогое направление. Один обычный йогурт стоит 160 рублей. Наценка в 4 раза. Но так как мы были в туре, то подумали, почему бы нам не доехать из Владивостока до Южно-Сахалинска и Камчатки, а так привезти целенаправленно – практически невозможно.

 

Нуки: А по поводу прогноза, сложно сказать… Мы живем сегодняшним днем, ставим для себя какие-то ближайшие цели. Но в целом развитие какое-то есть, только трудненько, потихонечку. Сложно в масштабах такой страны конкурировать с телевидением и радио.

 



- Какие у вас музыкальные планы на ближайшее будущее?

 

Нуки: Максимум на год. У нас сейчас островок юбилеев. В этом году также 10 лет с выхода нашего довольно культового альбома «Тринити», надо будет это тоже как-то отметить. На этом, я надеюсь, наша цепочка юбилеев будет закончена (смеется).

 

КЭШ: И потом надо будет писать новые песни (смеется)! Но все-таки мы надеемся, что у нас получится отклониться немного от строгого контроля нашего продюсера в творческом плане (улыбается). Регги мы, конечно, не заиграем, но все же.

 

Нуки: Мы уже ребята матерые, в нас уже все давно утрамбовалось, и далеко от себя и от группы «СЛОТ» мы не убежим. Поэтому даже если мы поставим перед собой цель поэкспериментировать, то все равно мы уже состоялись и себя не забудем.

 

Не могу не задать этот вопрос, хотя он вам уже наверняка надоел. Как участие в «Голосе» повлияло на судьбу «СЛОТа»?

 

Нуки: Взбодрилось старое поколение, которое подзабыло, как это – ходить на рок-концерты и веселиться. Мы их подзадорили. Так что есть публика, которая вернулась обратно в рок.

 

КЭШ: Хотя нам кажется, что это ненадолго. В этом туре были хорошие сборы, потому что пришли и старые, и новые. Но это еще и в силу юбилейного концерта, конечно.

 

- Напоследок еще наш традиционный вопрос, который мы задаем всем гостям нашей рубрики «Городские сумасшедшие», каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

 

КЭШ: То есть, мы в этой рубрике (смеется)? Палата №6, здравствуйте! Это очень обширный и сложный вопрос. Если говорить тезисно, то мне ближе всего установка «делай, что должен и будь, что будет».

 

Нуки: Для нас не существует повседневности в ее обычном понимании. Мы не едем каждый день на работу 5/2 и 8/24, но в то же время нас не существует в социальном пространстве и в социальной перспективе, соответственно, что натопал, то и полопал. Некий путь Камикадзе (смеется).

 

КЭШ: Как было у NOIZE MC, по-моему, «социальная защищенность, пенсионный фонд, я кладу на вас свой огромный железобетонный болт» (смеется). Это наш концепт. Это опасная свобода, азарт, драйв (смеется). Наши близкие только немножко в шоке от такого подхода к жизни. 


Фотограф: Вероника Аракчиева

За предоставленный интерьер благодарим Stay True Bar.



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: