Наверх

Городские сумасшедшие: Петр Налич

ДЕЙСТВИЯ 02.11.2016     3841

Петр Налич стал популярным, благодаря шуточному клипу на песню "Guitar", сделанному буквально "на коленке". В результате - десятки тысяч просмотров на YouTube, запись нескольких альбомов, гастроли по миру, поездка на Евровидение, второе высшее (музыкальное) образование и многое другое. Сейчас Петр занимается музыкальным сопровождением спектакля "Северная Одиссея" в московском театре РАМТ. Об этом необычном опыте, а также о творчестве и Москве, он рассказал нам в своем интервью.

 

- Петр, расскажите о спектакле, в котором вы участвуете, и про вашу роль?

 

- Год назад режиссер Екатерина Гранитова обратилась ко мне с идеей написать музыку для спектакля и дала почитать сценарий. Он меня сразу пленил и околдовал. Сценарий написан живым языком, с легкой приключенческой сюжетной линией, при этом с замечательными сценарными, сюжетными оборотами. Всё пронизано неким эпическим настроением, чем-то сказочным. Сразу захотелось во всё это окунуться и я с удовольствием согласился. Мы заключили договор с театром и начали работать, собрали первый состав музыкантов, сейчас думаем над вторым, на всякий случай.

 



- Режиссер полностью доверил вам сбор музыкантов?

 

- Выбор музыкантов доверил, да (смеется). Звук и аранжировку тоже доверили. На финальном этапе работы над музыкой Екатерина Гранитова вносила кое-какие корректировки, исходя из характера мизансцен, и если она говорила, что где-то надо более разрежено, а где-то более наполнено, то мы соответственно насыщали или облегчали аранжировку.

 

- Как вы подбирали музыкантов?

 

- В основном, конечно, через знакомых, это были те музыканты, с которыми я уже где-то играл или записывался, и понимал, что эти люди сыграют хорошо. Иногда просил знакомых порекомендовать мне, и находились прекрасные, талантливые люди.


У нас на сцене будет живой звук, это очень здорово. Я не часто бываю на драматических спектаклях, но когда бываю и слышу там живой звук, это производит совершенно другое впечатление, нежели фонограмма.




- Для вас это первый такой опыт?

 

- Такой крупный опыт впервые.

 

- В чем его специфика?

 

- Музыка в спектакле должна быть единым целым с действием. Поэтому не только сам материал, но и подача, звукосведение и нюансировка должна точно попадать в характер спектакля. Причем изменяться в зависимости от того или иного настроения актера именно в данный момент.

 

- Нет ли страха совершить ошибку, ведь спектакль это живой организм, где все меняется каждую секунду?

 

- У нас был один прогон и какие-то ошибки мы уже совершили, поэтому первый страх прошел. Конечно, есть слабые места, которые надо подтягивать, более тщательно проходить, расписывать, слушать реплики и так далее.

 



- Расскажите поэтапно, как происходила работа на сцене? Получается, что вся музыка авторская и нет мелодии, которую мы могли слышать ранее? Все писалось с нуля?

 

- Из 21 трека только пара – по старым эскизам, но на дисках они не издавались и на концертах не исполнялись.

 

- Как это будет выглядеть в спектакле: реплика-музыка, реплика-музыка?

 

- Всегда по-разному, где-то мы вступаем первыми, где-то играем фоновую музыку, где-то из фона выходим на первый план. Эдакая гибкая система. Полуномерная.

 

- Где вы находитесь непосредственно в это время?

 

- В первом акте мы сидим чуть выше сцены, а во втором – внутри декорации, но нас всегда будет видно.

 

- Правильно ли я понимаю, что каждый раз вы поете?

 

- Иногда поют только актеры, где-то пою только я, иногда просто подпеваю, там много хоров, сольных номеров.

 



-Опыт работы над созданием музыки к спектаклю вдохновил вас на что-то новое в творчестве?

 

- Это действительно новый для меня опыт. С одной стороны, когда у тебя нет никаких рамок, то ты ощущаешь себя вроде как свободным, а на самом деле, в такой ситуации начинают работать границы твоих предубеждений, наработок, комплексов, которые часто тянут назад или в стороны. А когда есть конкретно заданные режиссером рамки и четкие условия, ты вдруг понимаешь, что у тебя гораздо больше свободы. С одной стороны, это тебя сдерживает, а с другой – открывает столько возможностей, которых ты себе даже не мог представить.

 

- Можно сказать, что до работы над спектаклем вы смотрели на музыку иначе?

 

- Отчасти. Было больше музыкальных полей, в которые хотелось погрузиться, но не доходили руки или голова... Во многом, спектакль подтолкнул к новым музыкальным решениям.

 



- Есть ли в спектакле моменты, где вы выступаете как актер?

 

- Нет, изначально была такая идея, я от нее отказался. Считаю, что это неправильно. Для этого есть профессиональные актеры, которые замечательно играют.

 

- В течение года вы занимались подготовкой к спектаклю, работали ли вы одновременно со своим коллективом?

 

- Помимо выпуска спектакля «Северная одиссея» у меня еще три проекта. Так их назовем. С коллективом мы выступаем время от времени, еще у меня сейчас идет работа с небольшим оркестром - перкуссии, хор, дирижер - мой товарищ Федя Сухарников, с которым мы осваиваем какие-то новые вещи, идеи. Мы с ними выступали в «Известиях», в театре Эстрады будет концерт 1 октября. Кстати, некоторые песни в спектакле и в этом концерте будут перекликаться. Это некий музыкальный мостик для меня между двумя большими проектами.




 

- Получается, что вы собрали новую команду?

 

- Жесткого разграничения между коллективами нет, некоторые ребята играют со мной и в коллективе, и в оркестре. У многих свои проекты и идеи. В данном проекте музыка другая совсем, она более лирическая и аранжирована для симфонического звучания.

 

- Почему вы решили отойти от прежнего стиля?

 

- Было много идей, которые были неосуществимы в условиях эстрадного ансамбля.

 

- Ребята не расстраиваются?

 

- Многие ребята задействованы в различных проектах, у всех куча своих идей, так что мы все равно в прекрасных отношениях.

 



- Помимо этих трех проектов еще чем-нибудь занимаетесь?

 

- В прошлом году я закончил Гнесинскую академию с красным дипломом, не устаю этим хвастаться (улыбается). Продолжаю работать над исполнительской техникой. В нашей оперной студии в Гнесинке я продолжаю петь, сейчас там планируются новые спектакли, где я наверное буду задействован.

 

- То есть, вы потихоньку идете к театральной сцене?

 

- Трудно сказать, сейчас сценическое действие и пространство очень увлекают, потому что по своей структуре театральное действо отличается от концертов, где обычно идет просто песня за песней. Номера. Это по-своему круто, но мне немножко надоело. В спектакле песни перекликаются с драматургической идеей, со сценарием, меня это очень вдохновляет и дает какие-то силы. И в опере, и в драматическом театре это открывает новые музыкальные и образные перспективы, и хочется в этом «вариться».

 



- Преподавать не думали?

 

- Сейчас нет. В старости наверняка пойду, но пока не готов.

 

- То есть, в 70 лет вы видите себя преподавателем Гнесинки?

 

- Да, наверное.

 

- Как же сцена?

 

- Пока силы есть, буду петь и сочинять.

 



- В ваших интервью везде говорится, что вы редко куда-либо выезжаете из России, это правда?

 

- С концертами мне приходится ездить постоянно. Я бы с удовольствием ездил поменьше, но приходится ездить и по России, и по миру.

 

- Устаете или просто не любите путешествовать?

 

- Просто не очень люблю. Но у меня, например, есть мечта на корабле прибыть в Нью-Йорк из какого-нибудь Саутгемптона. А просто прилететь в новый город, заселиться в гостиницу, саундчек, концерт и обратно - это не очень интересно.

 

Городские сумасшедшие: Юлия Лысенко


- Вы - нетипичный москвич…

 

- Москва - мой любимый город, это любовь и боль. Стоит отметить, что в последнее время происходит огромное количество изменений в лучшую сторону, например, стало меньше рекламы на фасадах домов. Платные парковки – великое благо, увеличение пешеходных зон - они сейчас стали гигантскими, всё это здорово. Преобразование московских парков, отреставрированные здания – это огромный шаг вперед. По-прежнему, я мечтаю, чтобы вдоль Садового кольца были сделаны бульвары. Я наконец-то обзавелся абонементом, теперь езжу на городских велосипедах, это удобно. Многое еще хочется улучшить. Например, перестать красить всё в светло-розовый.

 

- Вы себя относите к молодежи?

 

- Отношу себя к среднему возрасту, но еще ощущаю себя молодым, потому что я только что институт закончил (смеется).

 



- Почему вы решили получить второе высшее образование?

 

- Мне всегда не хватало академической базы. Диплом Гнесинки - не значит, что нужно заниматься только классической музыкой, я обожаю рок-н-ролл, этническую, афроамериканскую музыку. Просто при наличии академической базы проще окунаться в разные жанры, чувствуешь себя увереннее, и такое образование открывает больше возможностей. К тому же, с 2007 года я занимался оперным пением и понял, что хочу заниматься этим всю жизнь, хочу заниматься этим профессионально, поэтому я поступил в Гнесинку, и с удовольствием закончил ее.

 

- Напоследок наш традиционный вопрос, каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

 

- Нужно искать свой путь. Кто ищет, тот найдет


Фотограф: Вероника Аракчиева




Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: