Наверх

Городские сумасшедшие: Макsим

MOTHER RUSSIA 16.12.2016     9228

Невероятно сильная внутри и очень хрупкая снаружи - такой мы узнали певицу Марину Максимову, познакомившись с ней ближе. О своей автобиографической книге, которая совсем недавно появилась на прилавках, а также о своем непростом характере, с которым певица до сих пор пытается бороться - в нашем эксклюзивном интервью читай прямо сейчас!


- Максим, расскажите, что стало толчком для написания автобиографии? Как правило, автобиографию люди пишут уже в почтенном возрасте.

- Я так и подозревала, что на заре лет возьмусь за какие-нибудь мемуары. Книгу, которая вышла сейчас, я бы назвала кратким дайджестом моей жизни. Некоторые ведут дневники, а мы с одной из моих любимых журналисток Марией Адамчук, а таких в нашей стране, к сожалению, очень немного, написали эту книгу. Кстати, жалею сейчас, что в свое время не получила филологическое образование, потому что считаю, что каждое слово несёт определенную энергетику, мне очень важно, что и как написано. 


Мы восстановили самые ранние интервью, которые делали вместе, благодаря этому многое освежилось в памяти, чему я очень рада. Не люблю, когда что-то ускользает, стирается из воспоминаний, но мне не нравится фотографироваться, и, кроме как по работе, у меня практически нет фотографий. Неожиданно при работе над книгой у меня в голове начали всплывать воспоминания из 2003, 2005 годов, тогда я поняла, что обязательно надо писать и вспоминать, иначе как еще можно сделать какие-то выводы, сравнить, какой я была и какой стала. Эту книгу я вообще хотела назвать «Бегущая по граблям» - это про меня (улыбается).


- В одном из интервью вы как раз упоминали, что любите наступать на одни и те же грабли.

- Это точно. Некоторые моменты из прошлого меня, конечно, умиляют, но, слава Богу, не разочаровывают. Самым главным своим достижением считаю то, что никогда не переступала через себя.


- То есть, вы шли по этому тяжелому и долгому пути, слушая только себя и свою интуицию?

- Да, абсолютно так. Могу об этом с гордостью заявить (улыбается).


- Кроме старых интервью, откуда еще пришлось восстанавливать воспоминания?

- Многое вспоминали родители. Вообще, благодаря этой книге я пришла к выводу, что семья – это самое важное, что у нас есть. В постоянной суете мы не успеваем сделать какие-то выводы, расставить приоритеты, несёмся как угорелые. Но благодаря слову мы можем сделать для себя какие-то открытия.




- На ваш взгляд, книга получилась эмоциональной или же больше поучающей?

- Самое главное, чего мне хотелось придерживаться – это легкий жанр. Не хотелось грузить людей своей мудростью или жизненным опытом. Наоборот хотелось искренне и просто рассказать о том, что я та ещё дура (улыбается). Надеюсь, что эта книга будет вызывать улыбку у людей, она должна нести позитив. Можно сказать, что это некий «Живой Журнал» о том, насколько мы все несовершенны.


- Примерно год назад в одном из интервью вы сказали, что вам хочется писать не для коммерции, а для себя. Получается ли у вас это осуществлять? Как сейчас обстоят дела с вашим музыкальным творчеством?

Никогда у меня не получалось писать для коммерции. Уж если у меня был трудный возраст, то он был именно таким. Конечно, все преподнесено в художественной форме, есть и такие песни, события которых взяты не из моей жизни. Но все шло от сердца, и настроение было всегда правдивым.




- То есть, все, что вы делаете, идет от души, а не выполнено на заказ?

- Честно признаюсь, я очень хочу этому научиться, но пока с этим никак не ладится.


- Может быть, если сразу не заладилось, то и не надо начинать? Иначе получится как-то нечестно по отношению к себе.

- Очень ценю нашу страну за то, что мы живем душой и сердцем, и мы такие во всем, чего не коснись.


- Если оглянуться назад, посмотреть на ваш долгий путь на российской сцене, можете ли вы проанализировать, как изменилась музыка за это время? Что вы можете сказать о новых тенденциях, как развивается эта отрасль?

- У меня такое ощущение, что мы сейчас больше углубились в слова и тексты, нежели в мелодию. Музыки практически нет, мы больше говорим. И хип-хоп поэтому стал более популярен. В моих песнях тоже стало больше текста, чем мелодии. Не могу сказать, с чем это связано. Может быть, нам просто не хватает современного Есенина (смеется).



- Как вы считаете, в целом наблюдается положительная тенденция развития российской музыкальной сцены или наоборот? Например, в прошлом артисты чаще пели под фонограмму, в отличие от современных исполнителей, «новичков».

- Вы думаете, сейчас никто не поет под фонограмму? Возможно, я не так часто бывала на выступлениях молодых исполнителей. Лично для меня всегда было важно петь живьем, и даже если я иногда не попадаю в ноты, зал меня поддержит, зато это честно. Не то, чтобы я последняя Монсеррат Кабалье на этой планете (смеется).


- Безусловно, это честно. Если посмотреть на все 15 лет вашей работы на сцене, интервью, общение с публикой и СМИ можно сделать вывод, что вы настоящий борец, в вас чувствуется эта мощь и сила. Это в вас с детства или же это приобретенное, некая трансформация из-за внешних раздражителей?

- Я всегда была хулиганкой, несмотря на то, что со мной рос старший брат, который всю жизнь занимался спортом, он очень спокойный, уравновешенный. Мне наоборот хотелось бороться со всеми стандартами с самого детства, быть антигероем, который вопреки всему должен пойти наперекор и доказать, что бывает по-другому (улыбается). Иногда даже самой себе.


- Сейчас вы придерживаетесь таких же стратегий по жизни?

- Я очень хочу работать над собой. Но сколько бы ты ни работал над характером, с которым родился, он все равно где-то будет проявляться. После того, как я стала мамой, стала намного лояльнее, мягче, особенно к чужому творчеству. Раньше я была совершенно нетерпимой.


- Вы имеете в виду, что давали какие-то нелестные комментарии?

- Скорее, говорила не думая, что часто бывает ошибкой. Я считаю себя поп-исполнителем, хотя понимаю, что некоторые персонажи сделали это название ругательным в нашей стране. На самом деле, это даёт мне свободу в творческом плане, я не придерживаюсь строго одного музыкального стиля, создаю так, как «поётся» в голове, и это все равно останется поп-музыкой.


- Вы упомянули, что стали мамой. Повлияло ли как-то рождение детей на ваше творчество?

- Я стала намного мягче. Просматривая свои старые интервью, я заметила, что часто бывала резкой. Мне всегда хотелось научиться хоть какой-то женственности, плавучести. Но от природы никуда не денешься, и она в конечном итоге ставит все на свои места. Не могу сказать, что это как-то повлияло на мои тексты. Я очень хочу писать детские песни, но пока не получается.


- Недавно в интервью на Первом канале вы сказали, что не нужно слишком серьезно относиться к своим проблемам, а наоборот нужно отнестись к ним с сарказмом. Ваша прежняя резкость – это проявления сарказма?

- Скорее, это самоирония. Когда эмоции переполняют.




- То есть, пока не научились до конца справляться с этими эмоциями?

- Справляться с максимализмом не научилась. Не могу избавиться от этой дурацкой привычки побеждать. Хоть разорвись.


- Ведь как раз это качество и привело вас туда, где вы сейчас находитесь. Кто знает, что было бы, не будь у вас этой «дурацкой привычки».

- Могли бы сравнить, если бы меня было две (смеется).


- Какое качество вы считаете своим главным недостатком и как с этим боретесь?

- У меня их полно. Иногда даже сил не хватает бороться, но принять в себе эти качества тоже не получается, потому что просыпается перфекционизм. Хочется, чтобы было больше времени, когда можно просто выдохнуть и подумать.


- Как вы проводите свободное время, за делами или любите полежать на диване, расслабиться?

- Вот лежать вообще не могу, хотя это бы мне помогло и даже спасло. Но у меня очень сильно развит материнский инстинкт, поэтому сразу начинаю думать о том, что если ты лежишь и ничего не делаешь, не занят работой, то почему же ты не с детьми? А когда не было детей, я вообще не останавливалась (смеется).


- Фанаты Спартака исполняют вашу песню «Знаешь ли ты» целым стадионом. Они и сами не могут объяснить, с чего это началось. Как думаете, почему именно эта песня, и как к этому относитесь?

- Они сами рассуждают на эту тему, и их это забавляет, просто хороший прикол. Кто-то запел, кто-то поддержал, и всем стало весело (улыбается).


- Получается какое-то противопоставление нежного и грубого.

- Да, есть такой момент. Все эти здоровые, непробиваемые мужики запевают хором мою песню. Они захотели в себе совместить эту мощь и какое-то душевное отношение, эта песня подошла им, меня это забавляет (улыбается).


- В связи с этим явлением был даже снят документальный фильм «Вдоль ночных дорог», где главной темой стала как раз ваша песня, которую поют фанаты. Каково это, когда стадионы поют вашу песню не на вашем концерте, а в качестве символики?

- Хочется сказать, что я очень великая, но моя самоирония и природная скромность заставляют ответить, что это просто прикол и ничего больше (улыбается). Кстати, песню поют не только фанаты «Спартака», но и фанаты «Динамо», и «Рубина». И постоянно между собой спорят, кто первый начал ее петь на стадионе.


- Напоследок наш традиционный вопрос, каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

- Некоторые люди со временем становятся мудрее, набираются опыта. А я наоборот, как будто теряю самосознание и все больше ударяюсь в эмоции. Потом посмотрим, хорошо это или плохо.


Фотограф: Вероника Аракчиева

За предоставленный интерьер выражаем благодарность "Оджахури".



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: