Наверх

Городские сумасшедшие: LOUNA

MOTHER RUSSIA 02.11.2016     3796

Музыка в новом альбоме будет максимально дерзкой и тяжелой! О новом альбоме, рок-музыке в стране и равноправии в команде мы поговорили с солисткой группы Louna - Лусинэ Геворкян.



- Расскажите, чем сейчас занимается группа?


Сейчас мы занимаемся только новым альбомом. 16 апреля мы отыграли последний сольник, теперь погружаемся в работу над новой пластинкой. Работа идет тяжело, потому что у нас много наработок, сложно прийти к общему знаменателю. В планах грандиозная цель — наконец-то выпустить тяжелый материал, потому что мы очень давно не издавали подобных работ. Оркестр, беременность, роды, потом снова оркестр - всегда появлялись задачи, которые отвлекали нас в течение трех лет от работы над выпуском новой пластинки. В преддверии релиза альбома мы записали макси-сингл «18+», чтобы порадовать слушателей и разжечь их интерес к нашему обновленному творчеству. Выпустить альбом мы планируем осенью, ближе к ноябрю.


Мы поставили для себя цель сделать максимально дерзкую пластинку, чтобы было много хардкора, панк-рока и тяжелого звука.



- Каково быть девушкой в рок-коллективе?


У нас в группе все равны, и ко мне нет предвзятого отношения. Царит равноправие и эмансипация. В интернете люде иногда еще высказываются, что альтернатива и металл — это не женское дело, но я считаю, это только из-за того, что в России недостаточно развита музыкальная культура, на Западе очень много металлисток.



- А как обстоят дела с развитием рок-индустрии у нас в стране?


Прежде всего, стоит отметить, что у рока национальности нет. Когда-то в России был альтернативный рок, но сейчас уже эта субкультура пропала. Мода приходит и уходит. Если все-таки говорить про рок-индустрию в нашей стране, то я бы отметила творческий подъем. Но масс-медиа не поддерживают в полной мере отечественные рок-группы. Например, «Наше радио» запускает в эфире композиции наших исполнителей, а «Максимум» — нет. То же самое можно сказать и про печатные СМИ, у нас их просто-напросто нет. За рубежом, напротив, на каждый стиль приходится огромное количество изданий. Музыка — как культ, это всегда образ, который надо поддерживать. То же касается и организаторов концертов. Рок-индустрия строится на альтруизме, потому что сейчас проще открыть свое event-агентство, организовывать концерты исполнителей разных жанров, а не специализироваться на чем-то одном.



- Есть ли конкуренция между рок-группами в России?


Слово конкуренция не самое подходящее, чтобы охарактеризовать то, что происходит у нас на рынке. Здесь конкуренция между организаторами концертов. Например, в Москве мы сталкивались с тем, что в один weekend проводили три концерта хороших рок-групп, и все площадки были забиты. Здесь можно предположить, что человек 200 смогли посетить все три концерта. В регионах совершенно другая эконмическая ситуация. Концерты организуют одни и те же люди, но на разных площадках, и время мероприятий может совпадать, людям на местах сложно распределить график концертов, и может получиться так, что горожане просто не смогут приобрести билеты на несколько концертов.


Творческой конкуренции у нас нет, я бы даже сказала, что появление новеньких мотивирует старичков быть активнее и не расслабляться. Например, мне и Виту сейчас очень нравится группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга», и мы стараемся рассказать о ней нашим слушателям. Ребята образовали коллектив уже давно, но они не гонятся за славой и деньгами, у них крутая музыка, отличные тексты, и мы хотим, чтобы люди о них узнали, и всем советуем послушать. Молодым рок-слушателям я всегда рекомендую обратить внимание на группу «Седьмая раса», даже несмотря на то, что сейчас они не особо активны, качество их творчества не меняется, и оно заставляет «гореть».



- Почему люди становятся такими пассивными?


Времена, загруженность, информационный шум и перенасыщенность. Люди не нуждаются в новом и ярком, им все подают, точнее пихают, на блюдце, и люди постепенно ленятся жать даже на ссылки в исходных постах, требуя все здесь и сейчас, быстро и коротко. Информационных век, информационные технологии, незачем и не к чему стремиться, все и так само собой готово и скачивается. Зачем слушать радио, если есть интернет и телефон с треками в ВК, ехать на концерт или фестиваль, когда можно потусить дома с друзьями и посмотреть видео? Информационный век поглотил физическую активность и стремления. С одной стороны - это плохо. А с другой - умным и активным очень даже на руку. Но в целом наш народ очень устал. И морально, и физически. Это видно, слышно, читаемо. Из века в век сидеть на пороховой бочке и кормить нахлебников-чинуш? Усталость и страх уже в генах...



- Рождение ребенка повлияло как-то на ваше творчество?


Не могу сказать, что повлияло на творчество, скорее изменились приоритеты в целом, потому что изменились настроения в обществе. Даже я сейчас теряю надежду, что что-то поменяется в лучшую сторону.



- Что будет через 10-15-20 лет? Как станет развиваться наше общество?


Я считаю, что будущее за молодежью. Те, кому за 30, уже не смогут что-то изменить, это поколение безнадежно в плане перемен. А вот молодые люди, кому сейчас по 16-18 лет, они смогут что-то изменить. Пускай сейчас их зовут школотой, но пройдет время, они встанут на ноги и в 25 чего-то добьются. Им важно быть сейчас политически подкованными, потому что они должны начать строить свою жизнь по своим порядкам.



- Каков ваш взгляд на повседневную жизнь?


С одной стороны, я живу сегодняшним днем, с другой стороны, я не могу отделаться от привычки откладывать и строить планы. Чувствую, что действую согласно какому-то стереотипу «завтра это получится сделать лучше», а сама я стараюсь провоцировать окружающих меня действовать здесь и сейчас, как подсказывает сердце. Я колеблюсь между двумя режимами и никак не могу выбрать, какой из них мне больше подходит.


За предоставленный интерьер выражаем благодарность кафе Big Bite.


Фотограф: Аракчиева Вероника



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: