Наверх

Городские сумасшедшие: Катя Дубакина

MOTHER RUSSIA 18.07.2016     893

О том, как непросто жить с характером актера, о театре и зрителе, а также о роли-мечте рассказывает актриса театра и кино Катя Дубакина. Специально для GoRabbit.ru! 


- Расскажи, над чем сейчас работаешь?


- У нас на днях закрылся сезон, в котором мы сделали две необычные вещи для драматического театра. Мы выпустили пластическую драму “Яма”, которую поставил Егор Дружинин. Там мало слов, есть только пара монологов, все остальное - танец. Еще мы открыли Малую сцену спектаклем “Особые люди”, который основан на документальных материалах. Это история о родителях особых детей. Идея принадлежит мне.




- Как тебе в голову пришла такая идея?


- Эта тема сама нас выбрала. Мы поехали в Центр лечебной педагогики и подумали, что раз мы занимаемся театром, почему бы нам, через наши художественные средства, не поговорить об этой теме? Мы сказали, что хотим поставить спектакль об особенных детях. Это довольна закрытая сфера, и говорить о ней нужно осторожно. Ни в коем случае не спекулировать на ней. Но к нам отнеслись открыто, увидев наше искреннее отношение к теме, поэтому нам удалось собрать много материала.


- Как происходил процесс сбора материала?


- Мы очень долго по крупицам его собирали. Два года назад в Интернете информации было мало. Это сейчас в Фейсбуке по 50 постов за день можно найти. Тогда было не так. В итоге мы принесли проделанную работу режиссеру Сергею Голомазову и предложили создать пьесу. Там нет ни одного придуманного им слова, но общая канва принадлежит ему.


- Как отреагировали на спектакль те люди, которые помогали в сборе материала?


- Они были удивлены. Потому что Сергей Анатольевич так эту тему раскрыл, что мы видим в спектакле проблемы не только конкретных людей, но и, прежде всего, свои.


- Там много историй?


- Истории двух семей, которым предстоит трудный выбор. Также история женщины из Фонда и моя собственная.




- Сейчас эта тема актуальна, ее начали обсуждать. Как думаешь, с чем это связано?


- Мне кажется, это связано с тем, что таких детей становится все больше. И это случается потому, что мы все сильнее закрываемся друг от друга. Чтобы показать нам, как мы живём - появляются такие дети. Это их протест...
Скажу банальную вещь: люди в парках не общаются, а утыкаются в свои телефоны. Раньше мы выходили вечерами погулять, сейчас же мы боимся общения. Мы все живем комментариями. Это страшно...




- Что для тебя театр?


- Наверное, это такой разговор с собой, с миром, с жизнью, способ общения с окружающими. Самое главное в театре: это происходит здесь и сейчас. Для меня это самое магическое искусство. На сцене мы проживаем ситуацию, которой нет, а на самом деле она есть. Когда ты в кадре на съемочной площадке, ты не чувствуешь зрителя и взаимного обмена. Потом тебя кто-то видит на экране, но ты к этому не имеешь особого отношения. А в театре этот контакт меняет пространство, и для меня это самое сильное переживание.


- Эти эмоции, которые ты переживаешь на сцене, они как-то сказываются на характере, здоровье?


- Я раньше тоже думала: как это сложно - постоянно себя накручивать и погружаться в эти обстоятельства. Но на самом деле, это получается как очищающая терапия. Ты пропускаешь сквозь себя эти болезненные моменты и отпускаешь их.




- Есть такие зрители, которые очень любят судить актерскую игру. Что скажешь по этому поводу?


- Зритель - самый главный критик, которого не обмануть. Если артист на сцене понимает, о чем он говорит, он прожил эти эмоции, то зритель ему поверит. Если же, стоя на сцене, ты не понимаешь, что тут делаешь, публике станет скучно.




- Расскажи о межличностных отношениях в театре? Правда, что все друг друга не любят?


- Мне кажется, театр - самая наивная сфера. Если ты много лет работаешь в одном месте, ты хорошо знаешь всю труппу. Но тут все такие эмоциональные: сегодня он враг, завтра - лучший друг. Артисты как дети, такие же добрые и наивные. Поэтому для меня театр - как санаторий. Мы никогда не скрываем свои эмоции, поэтому быстро решаем все конфликты. Не знаю, как в других театрах, у нас интриг точно нет!





- Какой потолок у артиста в театре?


- Думаю, тут нет такого. Сегодня ты сыграл Гамлета, а завтра думаешь, что можно было бы сделать это иначе. Или думал, что ты - Гамлет, а в итоге другой персонаж. К тому же, театр постоянно развивается, появляются новые практики. Я отучилась в ГИТИСе, но понимаю, что многое еще предстоит узнать.


- У тебя есть роль-мечта?


- У меня есть юношеская мечта, которую я рассматриваю не со стороны сказки, а девушки, которая очень хочет полюбить. Снегурочка. Это история настоящей любви, которая, увы, непонятна окружающим, потому что они не умеют чувствовать. И героиня тоже не умеет, но понимает это. И человек, который это познает, обречен на гибель. Ставить эту пьесу очень сложно. Надо пройти через всю сказку и начать рассматривать историю с точки зрения человеческого. Вот если бы однажды нашелся такой режиссер, мне было бы очень интересно сыграть эту роль.




- Каков твой взгляд на повседневную жизнь?


- Я поняла, что надо четко понимать, зачем ты просыпаешься каждое утро. Потому что если ты этого не понимаешь, день пройдет зря. Если замечать в каждом дне, что жизнь идет тебе навстречу, то так и будет происходить. Но если ты просыпаешься с мыслями, что весь мир против тебя, и ты должен его преодолеть, то и в жизни будут поджидать за каждым поворотом сложности и преграды.


Фотограф: Вероника Аракчиева



Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: