Наверх

Городские сумасшедшие: Ирина Забияка

MOTHER RUSSIA 21.05.2015     1623

Ирина Забияка, основательница группы Чи-Лли, уже 10 лет радует поклонников своим уникальным голосом. История успеха коллектива и секреты счастливой семейной жизни певицы из первых уст в нашей рубрике.

 

- Ирина, расскажите, как и кем был обнаружен ваш необычный голос?


 - Как-то так всегда получалось, что все мои друзья были либо музыкантами, либо спортсменами. У меня есть замечательный друг пианист Саша (классический пианист). В свое время мы с ним познакомились во время моей «хиппи»-юности. Тусили мы на квартире, в которой было фортепиано. Вот там я и запела. Он очень удивился моему голосу. Я пою с детства, все мои детские, подростковые компании просили что-нибудь спеть, говорили, что красиво получается. Позже, в 19 лет я познакомились с Сережей Карповым, у него на тот момент был коллектив, где пел он сам и спустя какое-то время предложил мне спеть на бэке. Я тогда удачно справилась. Так началась история нашего совместного творчества. У меня до сих пор нет музыкального образования. И очень забавно складывается моя вокальная школа. Примерно, как обучение на велосипеде, меня посадили и пустили с горки, так и поехала (улыбается – прим.). Здесь примерно так же. Я помню, что примерно через год нас позвали выступать в Польшу, и там мне пришлось впервые петь со сцены. Пела тихо и стеснялась публики, постоянно пятилась назад. А так как голос своеобразный, то публика замирала и придвигалась ближе, что меня очень пугало. Именно реакция поляков и сподвигла Сережу пересмотреть свой взгляд на собственную музыку и поставить меня основной вокалисткой. Сколько бы ты дома не пел, именно когда ты выходишь на сцену, ты начинаешь ощущать себя – это лучшая школа. Даже сейчас, репетиция – это здорово, но лучший опыт – выступление на сцене, потому что все равно на репетиции мы расслаблены. Обычно репетиции у нас проходят в свободном режиме. Мы смеемся, пьем чай, вспоминаем материал. А концерты, идущие один за другим – это лучшая практика: на сцене и звук другой, и давление в микрофон другое.

 

Чи-Ли


- Можно сказать, что сцена научила вас петь с точки зрения образования?


 - Конечно, именно она меня и научила петь. Когда я начинала, у меня не было возможности снимать репетиционную базу, потому что мы были бедными студентами - тинэйджерами, я вышла на сцену и стала петь. Я помню, что в Калининграде хотела пойти поучиться, чтобы было легче, но элементарно не было денег на преподавателя. Да, я ходила на несколько занятий, и у меня хорошо получалось, на этом все. Я считаю, что часа обучения очень мало для того, чтобы поставить голос начинающему певцу. По моему мнению, занятия должны длиться минимум 3-4 часа в жестком режиме, да и не многие могут позволить себе петь дома, зачем лишний раз напрягать соседей. (У моих друзей соседка – оперная певица и флейтистка, с ума сходят). Дом – это место, где мы отдыхаем. Заходя в дом, мы оставляем работу снаружи, я пою песенки для сына, папа тоже поет и играет на гитаре, но для удовольствия, для гармонии и любви.


 - Получается, что в Чи-лли вы пришли с уже поставленным голосом?

 

- Нет, я училась на сцене. Помню, на одном из первых выступлений на Поклонной горе я очень плохо выступила. По какой-то мистической причине не работали мониторы на сцене и я не слышала себя вообще. А так как это улица, голос просто улетал, в отличии от помещения, где вы даже при казусах с мониторами все равно голос слышите, ибо он остается в помещении. Помнится, я была безумно расстроена и испугана. Потом была вторая площадка на Тверской, и там делали выступления «Мы за живой звук». И снова мне отрубили мониторы, была трансляция на MTV. Эти неудачные выступления заставили меня перейти на ушные мониторы, и в течение 5 лет я работала с ними. Помню, что тоже случился казус, но уже с ушными мониторами. Во время концерта они перестали работать, и я их сняла, допела без них. Удивительно, но мне сказали, что без ушных мониторов я пою лучше, больше души, сильнее давление. Последние 5 лет я работаю только с внешними мониторами и довольна.

 

- Сейчас вы уже можете сказать, что полностью владеете навыком?


- Нет, не могу. Например, на данный момент, я не спою вам какой-нибудь известный кавер, я не умею их петь, я могу петь только свои песни. И только мои песни являются моей школой.

 

- Почему? Некоторые наоборот всю жизнь поют только каверы.


- Они остаются вечными учениками. Если вас люди узнают как каверовщика, то какую же тогда песню вам нужно написать для того, чтобы она была лучше тех мировых хитов, которые вы исполняете. Я училась только на своей музыке и выражаю себя только в своих композициях. Иногда слушаю, как мои друзья, академические вокалисты, поют каверы и удивляюсь: «Ну, надо же, а я бы так не смогла». У меня не было школы, а голос ставят как раз на мировых хитах. Это классическая история, ведь если вы идете учиться игре на фортепиано, вы учите классические произведения, так и с постановкой голоса. И если у вас есть композиторские наклонности, то вы напишете что-то свое, если нет, вы так и будете играть эти классические произведения. Так же и вокалисты, либо это творческая личность, либо это исполнитель. 

 

Чи-Ли


- Расскажите про коллектив Чи-лли сейчас, сколько вас человек, чем вы занимаетесь? За 10 лет много раз менялся состав группы?


- В Чи-лли семь человек, у нас живой коллектив, включая саксофониста и танцовщицу, она со мной все 10 лет, это единственный человек, который был со мной с самого начала и до сих пор рядом. Остальные ребята появились позже, в течение 10 лет, кто-то уходил, кто-то появлялся. У каждого свой путь. Барабанщик Максим Комаров с самого начала «живого состава», Антоша Пивцов тоже давно (это второй басист, первый уехал на Гоа в Индию), Илья Драгунов – гитарист относительно недавно, он на данный момент создает свою сольную команду. Кстати гитаристы менялись часто. Клавишник Ванечка тоже убежал, создав свой проект, и у нас сейчас замечательная девушка Лина. Мне кажется, для коллектива нормально меняться, мы же постоянно меняемся, и пути наши иногда расходятся.

 

- Вообще тяжело расставаться с участниками группы?


- Я бесконфликтный человек, со мной всегда легко. Я никогда не заставляю музыкантов играть только со мной. Это свободные люди. Нормальный, золотой коллектив живет 5 лет, потом нужно собирать новый коллектив из музыкантов. Ведь музыкант - не создатель твоей музыки, участник твоего проекта, ему может быть интересно создать что-нибудь свое или поиграть в другой группе, это нормально. Это способ его роста и развития, он нарабатывает в себе некий потенциал. Со мной очень долго мой барабанщик Максим Комаров, при этом он играет еще в каких-то коллективах, и в каверах он тоже подыгрывает у своих друзей, я нормально к этому отношусь. 

 

- Расскажите, изменилось ли ваше отношение к музыке и карьере с рождением ребенка?


- В музыке ничего не изменилось, отношение ко времени изменилось, время ведь не резиновое. Я поставила себе задачу, что три раза в неделю я должна быть с ребенком. Остальные четыре дня я трачу на работу, либо на личный отдых – баня, спортзал и так далее. Как бы вы не готовились к появлению ребенка в вашей жизни, вы все равно будете неподготовленными. Вы не знаете, что будет завтра или через год, у вас начинается некая ломка, потому что вы привыкли жить для себя, а больше вы для себя жить не можете. Ребенок вас воспитывает, по-своему, жить не для себя. Но это зависит от женщины. Есть такие мамы, которые ждут появления ребенка и хотят засесть с ним дома до определенного возраста – заботиться, гулять, опекать. А есть матери, для которых важен также и элемент работы, которая хочет быть и мамой, и работающим человеком. Последним приходится тяжелее, потому что они начинают разрываться, им катастрофически не хватает времени. Тем более, малыши до определенного возраста легко вас отпускают и остаются с няней, а потом наступает момент, когда он не хочет вас отпускать и начинает плакать, это очень тяжело. Для меня уходить – это каждый раз травма.

 

Чи-Ли


- Ваш малыш поет?


- Он все делает (улыбается – прим.): и поет, и танцует, и прыгает, и дерется (таким способом он отстаивает свое мнение), и стихи короткие читает. Ему 2 года, и он очень много разговаривает связными предложениями. 

 

- Возвращаясь к музыке, какие планы у коллектива Чи-лли?


- Я не очень люблю делиться своими планами на будущее, потому что частично вы тратите свою энергию на реализацию планов на разговоры. В итоге, в вашем мозге фиксируется этот план как то, что вы уже его сделали. Сейчас я работаю над созданием альбома, а вот когда его сделаю, не знаю. Я делаю клип, делаю следующий сингл, который я тоже должна была по плану выпустить полтора месяца назад, и у меня не получилось дать к обещанному времени. Просто не всегда все зависит от нас самих, иногда в процессе задействованы люди, у которых свое личное понятие слова «срочно» (улыбается – прим.).

 

- Последний, наш традиционный вопрос, каков ваш взгляд на повседневную жизнь? Есть ли у вас какая-то минимальная философия, с которой вы преодолеваете трудности, с какими мыслями вы просыпаетесь?


- Я уже несколько лет занимаюсь воспитанием себя. Борюсь с темпераментом, иногда с негативом, борюсь с мыслями, которых очень много и, как правило, все они не нужные. Последние лет шесть я посвящаю изучению интегральной йоги, эзотерике, теософии и изучаю те процессы, которые я всю жизнь в себе ощущала. Я стараюсь жить сердцем, а не головой. Главная моя задача – жить осознанно и гармонично. Обычная практика физического осознания приводит к более глубоким процессам. Когда вы начинаете осознавать себя физически, вы начинаете осознавать себя духовно. Ваше сердце всегда право, в отличие от головы, она всего лишь компьютер и способна ошибаться. Все наши конфликты из-за борьбы мозга и сердца (не примешивать к сердцу эмоции – это вообще поверхностное явление). Самое главное – это любовь, и боюсь, что не хватит жизни, чтобы научиться любить без «эго».


Фотограф: Вероника Аракчиева


За предоставленный интерьер благодарим ресторан Руккола.


Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: