Наверх

Городские сумасшедшие: Илья Рашап

ДЕЙСТВИЯ 12.05.2015     1923

Известный фотограф, талантливый преподаватель и блогер, Илья Рашап поделился с нами своим особенным взглядом на современную фотографию. Ценнейшие советы от профессионала в нашем интервью.

 

- Илья, вам, наверное, часто задавали этот вопрос, почему вы снимаете ню?

 

- Классически, любой творческий фотограф делает то, что ему нравится.

 

- Почему вам нравится именно этот стиль?

 

- Ню – это, скорее, способ показать нечто большее, скрытое. Издревле известно, что когда человек находится в обнаженном состоянии, то он и психологически более открытый. В том числе, таким способом можно проявить какую-то психологию, которую в реальной жизни человек всегда прячет под маской. Во многом, например, проявляются какие-то конфликтные составляющие личности, которые я вижу, — когда некий внешний образ перекрывается тем, что у человека есть внутри. Как ни парадоксально, эмоциональность может даже исходить от маленькой фигурки на горизонте. Это первая часть ответа на вопрос, а вторая заключается в том, что когда меня спрашивают про ню, я чаще всего отвечаю, что вам, видимо, просто интересно только ню как зрителю. Ведь в моем портфолио больше половины фотографий не имеют отношения к этому направлению. Любой человек смотрит избирательно. К тому же, мои взгляды и интересы в творчестве также меняются. То, что я сейчас снимаю и те проекты, которые я предполагаю реализовывать, вообще никак не связаны с темой обнажения.

 

- Что это за направления?

 

- Меня тянет фотографировать какие-то «живые» кадры, которые претендовали бы на ощущения из реальной жизни, уйти от тренда «красиво» вообще. Проще говоря, перестать красиво снимать красивых людей. Когда ты сделал это уже тысячу раз, это теряет свою свежесть. И появляется желание нового качества сюжета, а, главное, смыслового наполнения.

 

- Что вы имеете в виду под картинками из реальной жизни, это будет какая-то социальная история?

 

- В том числе и социальная. Хотелось бы затрагивать вопросы, которые зрителю было бы интересно обсудить, а не только посмотреть на фотографии. Отсюда происходит и изменение в отношении к герою кадра, его личности.


К счастью, у меня достаточно большая аудитория и я ей активно пользуюсь. В течение ближайшего времени я хотел сделать запрос о том, кто вообще хотел бы поучаствовать в моих съемках в качестве актера. Независимо от возраста, пола, социального статуса и прочего. Мне хочется видеть фотографии реальных людей, а не рекламных манекенов.
Не так давно была небезынтересная история. Ко мне обращались люди, которые хотели выпускать фотоальбом-книгу по мотивам «50 оттенков серого». Идея была в том, чтобы писать маленькие истории, к которым я бы сделал фотографические интерпретации. Это было интересно, но мы не сошлись в вопросах реализации, у меня создалось ощущение, что заказчик даже приблизительно не представлял масштабность такого проекта. Предполагалось 100-150 фотографий в стилистике «фотокино». Если делать это на по-настоящему хорошем уровне, то это это год работы, без выходных и отпусков. В лучшем случае, производство одной классной сюжетной фотографии занимает 3 дня – 2 дня подготовки (поиск локации, аксессуаров, актеров, декораций) и 1 день сама съемка. Причем, я готов был пойти на серьезный финансовый компромисс, если бы они приняли мои идеи. Мне очень хотелось отойти от сексуального садо-мазо для малолеток (в моем представлении, это довольно пустое произведение), а больше поговорить о гендере, взаимоотношении полов, женской психологии вообще и свойственного иногда женщинам аутомазохизма в частности. Самый буквальный пример – женщина, которая 10 лет живет с мужиком, который пьет, бьет ее, но она продолжает «мучаться, страдать» и жаловаться подружкам. Создается ощущение, что на самом деле то самое страдание и есть ее настоящая моральная потребность, а жизненные силы она черпает из жалости окружающих. Мне хотелось развить эту тему психологического садизма и мазохизма, для меня это было бы гораздо интереснее творчески. Очень-очень жаль, что не сложилось, мы явно разошлись в оценке данного проекта.

 

- Как из простого человека сделать модель, ведь когда он попадет в кадр, он растеряется? С человеком надо долго работать перед тем, как сделать снимок?

 

- Безусловно. Именно поэтому я и говорю, что хороший кадр – это минимум один день. Даже для коммерческих съемок я всегда мотивирую на то, что идеальный заказ — это съемочный день ради одного кадра на выходе. Это удивляет многих, но непосредственно на съемке абсолютно каждый начинает понимать причину. А поговорить? -))


Только на четвертом-пятом часу общения появляется что-то живое в глазах. Первые четыре часа – зажатые эмоции, взгляд в себя, фото на паспорт. Чтобы раскрыться, человек должен с вами познакомиться, начать вам доверять, просто интересоваться вами. Естественно, что это взаимно. Фотографа обязан вдохновлять человек, с которым он общается, иначе вся эта съемка — есть фикция.

 

фотограф Илья Рашап


- Есть ли у вас какие-то способы, как вы раскрываете человека? Вам нужно 5 часов, чтобы получить первоначальные эмоции для хорошего снимка. Как это происходит? Насколько я понимаю, у вас подход к каждой съемке сугубо психологический.

 

- Я вообще не представляю, как этого можно добиться иначе, нежели разговором. В моем представлении, основная задача – это раскрыть человека психологически. Совершенно две разные вещи – снимать знакомого и незнакомого.


Могу сказать, что работа с моделью — пожалуй, единственная тема, которую я не собираюсь включать в свой обучающий план, потому что это будет не мастер-класс, а профанация. Во-первых, это невозможно показать честно. То, как ты общаешься с кем-то, и как этот человек общается с тобой... один на один или же в присутствии 20 зрителей — две несоразмерные вещи. В итоге все увидят не более, чем имитацию, а ведь дьявол кроется в деталях. Во-вторых, мне не очень понятно, что это даст людям на практике? У меня есть свой характер, манера общения, образование, эмоции, бекграунд, энергетика, если хотите. И все это составляющие общение. У каждого другого человека все эти «запчасти» будут сильно отличаться, мы же не типовые детали с конвейера. А, соответственно, и реагировать на него модель будет иначе. Также как и он на нее. Каждый должен находить какие-то свои способы, инструменты, методы общения. 


Тем де, у кого есть проблемы с контактом, мне кажется, есть смысл посещать режиссерские курсы, тренинги по психологии и тд. Например, пойти во ВГИК хотя бы на факультатив. Сейчас за деньги можно получить любое обучение.

 

- Вы имеете ввиду эти курсы для раскрепощения, чтобы человек мог общаться с другими людьми?

 

- Во-первых, да. Во-вторых, есть всяческие приемы манипулирования людьми. Не поймите меня превратно, я не имею ввиду манипулирование как средство агрессии или обмана. Скорее как способ раскрыть какие-то его внутренние резервы. Как один из примеров, я люблю человека «раздергать» на съемке. Задача в том, чтобы он отвлекся на какую-то тему, получил удар током, забыл о наличии в комнате фотоаппарата. В данном контексте происходит планомерный перебор различных дискурсов, от «кем ты работаешь»» до «как тебе ситуация в Украине». И когда ты попадаешь острым концом в нужное место, человек начинает спорить с тобой, в этот момент он переключается со съемки непосредственно на тебя. Он начинает видеть перед собой не фотографа, а личность, посредством чего и сам раскрывается.


Важно получить хотя бы один единственный кадр, где есть живая эмоция, в принципе, этого во многом достаточно для последующей работы. Этот кадр нужно сразу показать человеку и он мгновенно расслабляется внутренне. Он увидел, что что-то получилось, что мы не зря тут сидим битый час, наступает состояние психологического комфорта. Про режиссерские курсы я сказал в том смысле, что если вы снимаете какой-то сюжет, и вам необходимо увидеть людей внутри сюжета с определенной психологией и энергетикой, то нужно суметь погрузить его в это состояние и в эту атмосферу, может даже глобально рассказать ему, кто он и кого он играет, его жизнь, бекграунд, психологию и проч. В моем представлении, хорошие актеры вообще не играют, они проживают свою роль. Они читают сценарий и становятся этим человеком по-настоящему.

 

- Возвращаясь к вашей новой идее, задам вопрос. Это будет какой-то цикл фотографий с простыми людьми, вашими поклонниками? Как вы это хотите осуществить?

 

- То, о чем я говорил – это не какой-то конкретный проект. Это, скорее, общая смена мировоззрения и точки зрения на фотографию, на то, что она из себя представляет и зачем вообще она нужна. Проектов множество, очень разнообразных, и реализовываться они тоже будут по-разному.

 

- Правильно ли я понимаю, что от глянца вы развернулись на 180º?

 

- В общем-то, да. Но, на самом деле, я не склонен заключать себя в какие-то рамки. То, что я захотел сделать такие проекты, вовсе не означает, что мне, в качестве развлечения, не захочется снять какую-нибудь «голову в макияже» и пополнить коммерческое портфолио. В том числе, есть фотография как работа и фотография как творчество, и это две разные по сути вещи. Когда это работа, я вам могу снять все, что вы захотите, и как вы захотите. А в творчестве нужно заниматься тем, к чему ты на данный момент склонен.

 

- Есть ли такие заказы, за которые вы принципиально не беретесь?

 

- Почти нет. Правда, нередко бывает так, что у меня заказывают совершенно несвойственные для меня вещи. Но я все равно это делаю с удовольствием, как ни странно. Это тоже некий аутомазохизм, если хотите, но я получаю другого рода удовольствие, именно от «преодоления», как профессионал. Это очень интересно, сделать что-то совершенно новое для себя и так, чтобы заказчик был доволен.


От заказа я могу отказаться по двум причинам. Либо это очень специфическая область, в которой нужны специальные знания, которыми я не обладаю, например, съемка ювелирных украшений, еды или научная архитектурная съемка. Или же второй вариант, когда мне категорически не нравится клиент. Исчезающе редкий случай, но бывает так, что я чувствую изначально, что у нас могут возникнуть потенциальные сложности в общении. Например, есть такой тип людей, которые вечно всем не довольны. Вообще всегда, что бы ты им ни сделал, это просто стиль жизни — в этом случае лучше культурно расстаться, не начиная работать. Для меня очень важно, чтобы помимо денег я получал на выходе довольного и счастливого клиента.

 

- Расскажите про свою педагогическую деятельность. Как вы к этому пришли? Вы делаете это, потому что нравится или потому что нужно этим заниматься?

 

- Мне кажется, тут наивно кривляться, любое обучение, так или иначе, в первую очередь – есть бизнес. Но при этом, я счастливый в этом смысле человек, потому что имею возможность заниматься работой, от которой получаю искреннее удовольствие.


И это касается всех аспектов моей деятельности — фотографии, преподавания и др. Иметь возможность заниматься любимой работой — это уже счастье. Извините за пафос, но это же правда. Если в какой-то момент я устаю, я прекращаю на время заниматься этой деятельностью. Поначалу, я пугался, что, может быть, настал творческий кризис, но потом понял, что это нормально, нужно позволять себе отдыхать и делать перерывы.



Поэтому я очень рад, что не работаю «на дядю» и в любой момент могу сказать «нет», ибо у меня нет потребности заработать все деньги на свете.


А преподавательской деятельностью я начал заниматься вообще случайно. Меня пригласили преподавать в одной из фотошкол Москвы, вести курс по их программе. Которая меня совсем не устроила, и я написал свой собственный план обучения.

 

фотограф Илья Рашап


- Они спокойно приняли вашу программу?

 

- Да, вообще без разговоров. Я взял их экзаменационную методичку, прочитал вопросы и не смог ответить на 2/3 из них, что, вроде как, не помешало мне быть приглашенным в качестве преподавателя, странное дело, да? Одним словом, вода, много воды.


Мне кажется, что нужно учить совершенно другим вещам. Преподавание — это отличный способ сфокусировать, собрать воедино разрозненные мысли, которые витают где-то на задворках подсознания, и выдать их сфокусированным пучком, вербализировать и донести до людей вокруг. Сдается мне, что основная цель любого мастер-класса – это «ментальный толчок», возможность показать слушателю другой угол зрения на привычные, казалось бы, вещи. Важно заразить людей определенной философией, идеей, отношением к делу. Технические навыки, конечно, важны, но намного менее приоритетны, чем тот пласт философии, который ты им передаешь.

 

- У вас нет в планах открытия своей фотошколы?

 

- У нас это сделать очень сложно. Я бы, например, с огромным удовольствием поучаствовал в создании качественного высшего фотообразования. Я слышал, что ВГИК ввел подобный факультет, но не могу сказать про него ничего определенного. Меня приглашали в один из коммерческих ВУЗов в качестве преподавателя, но мы с ними не сошлись в идеологии. Мне претит сам подход, который изначально слишком коммерциализирован, что разрушает возможность создания по-настоящему хорошего продукта. Для того, чтобы такое образование состоялось, нужны огромные базовые инвестиции и отсутствие желания получить немедленные дивиденды. Чтобы пригласить классный преподавательский состав, начиная с генерального куратора (это должен быть человек с мировым уровнем известности, который будет проводить основную «линию партии»), — нужны очень серьезные финансовые средства. Мне, например, это просто интересно, и я готов в таком проекте участвовать из чисто научных соображений. Мне хотелось бы взять группу людей и позаниматься с ними полноценно 5 лет. Но я понимаю, что всех преподавателей по такому принципу не наберешь. Любой фотограф, который будет интересен в качестве педагога – это состоявшийся профессионал. Такой человек зарабатывает очень хорошо и, чтобы его заинтересовать, должна быть внятная зарплата. А потому первоначальные большие вложения работают на то, чтобы заработать звучное имя и репутацию действительно хорошей школы.

15 лучших московских баров

Это имя нужно в том числе и для того, чтобы социальный статус этого заведения приобрел очень весомую величину. Тогда можно было бы, например, привлекать преподавательский состав этим самым статусом. Поэтому, я бы очень хотел, да, но это очень большой проект, который требует поддержки серьезных людей, может, какие-то государственные программы должны быть. Так что, пока это все только мечты.

 

- Вы очень интересуетесь светом в кино, делаете фотографии в стиле кино, есть ли какие-то мысли по созданию видео, может быть?

 

- Я не занимаюсь видео, и не собираюсь им заниматься в качестве человека, который стоит за камерой. Я знаю, что многие фотографы уходят в съемку кино или клипов, но я считаю, что это концептуально разные области. Они даже в своей сути и художественном языке различны. Если фотография в качестве художественного языка использует мгновение, свет и композицию, то для видео и кино художественным языком является «время». Они живут в четырехмерном пространстве, и для них четвертое измерение в виде времени является приоритетным. Да, там тоже есть свет и композиция, но это вторично. Абсолютно другой подход. У меня есть различные мысли по поводу кино и видео, я бы готов был этим заняться в качестве режиссера, человека, который генерирует идею и рассказывает всей команде о том, как это должно выглядеть. А непосредственно создавать это должны операторы, режиссеры монтажа, нельзя самому уметь все на свете, да и не нужно.

 

фотограф Илья Рашап


- Последний вопрос, который мы задаем всем гостям нашей рубрики, каков ваш взгляд на повседневную жизнь?

 

- Есть такая фраза: «каждому человеку почтальон приносит только его письма». То, как ты хочешь воспринимать жизнь и то, как ты хочешь ее увидеть, примерно это с тобой и будет происходить. Любую ситуацию можно рассматривать с двух сторон – с положительной и отрицательной. Если научиться конфигурировать свое отношение к тому, что с тобой происходит, то практически из всего можно извлекать плюсы. Это очень сильно помогает, особенно когда твоя жизнь подкидывает тебе примеры, когда это действительно реализуемо и возможно. Были у меня такие ситуации, когда, казалось бы, это одни сплошные минусы, но жизнь показывала, что из этого складывались потом не самые плохие последствия. К примеру, в свое время я все бросил и ушел в армию и, казалось бы, это был абсолютно идиотский шаг и потерянные 2 года жизни, но в конце службы я подрабатывал в армейской типографии, благодаря чему потом 10 лет проработал дизайнером, и меня кормила эта профессия. Второй случай был в 2008 году, когда случился серьезный кризис и я попал под сокращение из-за высокой зарплаты. Зато это дало мне много свободного времени, я стал больше фотографировать и развился в этой области. Вот два примера, когда на фоне какого-то краха извлекались выгоды. Сейчас снова кризис, фотография – это сфера удовольствия и во время кризиса естественно проседает. Недорогие заказы падают очень сильно, дорогие как правило остаются на том же уровне. Ну и прекрасно! Стало меньше работы, значит у тебя появилось время на то, чтобы заняться творческими проектами и выйти на концептуально другой уровень. Чего вам и желаю. 


Фотограф: Вероника Аракчиева




Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Больше интересных материалов читайте в нашем канале Яндекс Дзен

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: