Наверх

Городские сумасшедшие: Базиль

MOTHER RUSSIA 10.12.2015     924

Своей песней «Ай-яй-я» он покорил сердца миллионов. Что же будет дальше? Встречайте, Вася Базиль о том, как просто быть звездой и вегетарианцем.


- Вася, не так давно к тебе пришла та известность, которая сейчас наблюдается. В какой момент ты понял, что из просто творческого молодого человека ты превратился в медийного персонажа? Что почувствовал, когда услышал свой голос по радио?

 

- Во-первых, это как минимум приятно. Я очень радуюсь, когда друзья и знакомые из разных стран и городов звонят и говорят, что слышали где-то мою песню. Это круто, ведь мы ради этого и занимаемся творчеством, чтобы людям нравилось, ну и немножко для себя (улыбается).

 



- Для тебя это был долгий и тяжелый путь, или просто в один момент выстрелило?

 

- Я занимаюсь музыкой очень давно. Это тяжелый труд, и когда ты движешься долго в одном направлении с определенной скоростью, то некоторый успех воспринимается спокойно и просто, возможно, это прозвучит слишком громко, но не могу сказать, что меня распирает гордость. Меня это приятно радует и это доказывает, что я не зря старался всё время. Когда ты работаешь, а в ответ нет никакого выхлопа – это заставляет артиста закрываться.

 

- Сколько пришлось работать до этого момента?

 

- Я начинал проект «Базиль» 4-5 лет назад в одиночку, занимался, приходя домой с работы, записывая музыку на компьютере. В дальнейшем это стало приобретать более крупные масштабы, после того, как записал свою новую песню в кладовке, потому что там был клёвый звук, и собрал её на компьютере. Потом я отправил песню на разные радиостанции, мне позвонили и сказали, что песня понравилась, но качество не очень подходило. В этот момент меня и познакомили с моим продюсером Олегом Некрасовым, тогда и пошло дальнейшее развитие. Большинство песен для нового альбома написано с момента нашего с ним знакомства. Это меня подзадорило и заставило уйти с основной работы и начать заниматься музыкой профессионально.

 



- Это было тяжелое решение или спонтанный риск?

 

- С моей стороны было очень рискованно и дерзко бросать работу, на которой я неплохо зарабатывал. Я стал писать песни не только для себя, но и для других артистов и решил, что так мне будет проще зарабатывать, делая то, что люблю. На самом деле оказалось куда сложнее. Потом я познакомился с профессиональными музыкантами, и мне это помогло начать самостоятельно существовать.

    

- Ты сам пишешь музыку и тексты и по сути делаешь то, что сам хочешь?

 

- В принципе, да. Я не знаю других продюсеров кроме Олега Некрасова, которые не диктуют, что и как нужно делать, он не лезет в творческую часть, а даёт профессиональные советы и направляет. Это позволяет максимально честно самовыражаться.

 



- Как ты считаешь, есть в современной российской поп-музыке люди, которые занимаются чистым творчеством, а не только поддержанием рейтинга?

 

- Конечно, всегда присутствуют неприятные моменты, например, выступить под минус, когда ты привык играть только живую музыку. Но таковы правила. Дело ведь не в том, что у нас продажный шоу-бизнес, просто, к сожалению, в России порой нет оборудования в некоторых заведениях, и они не могут технически провести живое мероприятие.

 

- Ты когда-нибудь пел под фонограмму?

 

- Под плюс никогда не пел. Однажды на день города у нас было два выступления, одно полностью живое, на втором я должен был петь под минус. На таких масштабных праздниках артисты выступают под минус не потому, что петь не умеют, просто поток огромный - 50 артистов по две песни, невозможно технически всех подключить – это абсолютно нормальная история. Накануне перед концертом я очень сильно простудился и в день выступления совсем потерял голос, директор мне сказал, что придется выступать под фонограмму, но я этого очень не хотел и поехал к фониатру, мне залили какую-то жидкость в горло, сделали какие-то уколы, и я заговорил. Принципиально не хочу переступать эту грань.

 



- Как ты видишь топ своей карьеры через много лет?

 

- Мне сложно себя представить в зрелом возрасте в том же амплуа, в котором я нахожусь сейчас. Скорее всего, это будет какая-то продюсерская деятельность, это очень интересная работа, в которой тоже есть творчество своего рода – помочь талантливому молодому исполнителю правильно и качественно себя позиционировать. Некоторую нехватку опыта, которая у меня была, я восполнил с помощью лейбла и профессионалов – это очень полезно. Раньше думал, что я знаю всё и меня не надо учить, но оказалось не так (улыбается).

 

- Когда слушаешь твои песни, кажется, что ты поёшь с акцентом. Это придумано специально или получается само собой?

 

- Когда я записывал свою первую песню «Наперекосяк», и её взяли на радио. Так получилось, что мы записали её очень спонтанно с моим другом на студии, я был очень расслаблен и раскрепощён, спел от души и вышло так, будто спел её с акцентом. В следующих песнях, которые писал, я совершенно забыл об этом эффекте и перестал это использовать. Позже мы решили перезаписать все мои старые песни по-новому, я старался спеть круто, но мы поняли, что чего-то не хватает. Через какое-то время стало понятно, что не хватало именно этого эффекта. Иногда намеренно приходится ломать акценты в тексте и ставить ударения иначе, чтобы сохранить движение в песне, от этого и получается некое современное звучание.

      



- Есть ли артисты в России или в мировом шоу-бизнесе, которые повлияли в какой-то момент на твоё творчество?

 

- Я вообще считаю, что каждый человек и артист ничего своего, по сути, не делает, это просто некая переработка информации, которую он получает извне. Та музыка, которую я слушал с детства, просто перемешалась в моей голове и вылилась во что-то своё. Мы приобретаем те качества, которые нам нравятся у других людей, та же история и с музыкой.

 

- Как ты пришёл к вегетарианству, это веяние моды или духовная/физическая потребность?

 

- В то время, когда я перестал есть мясо, это еще не было модно. Честно говоря, я даже рад, что это вошло в моду, потому что появилась масса вегетарианских ресторанов, до этого, я не знал, где мне кушать, приходилось как-то выкручиваться (улыбается). Началось всё с того, что однажды я решил поститься. Мне было лет 18, у нас тогда была музыкальная группа, и барабанщик всегда соблюдал пост, мы решили его поддержать. Год за годом я бросал вредные привычки и углублялся в эту историю. Потом я понял, что мне очень комфортно без мяса, и нет потребности возвращаться обратно.

 



- Как выглядит сейчас твой ужин?

 

- Мне повезло, рядом с домом есть недорогой вегетарианский ресторан, часто я хожу кушать туда. В основном, это рис и овощи, иногда сыр. Редко бывает, что ем яйца.

 

- Возникает ли желание съесть стейк?

 

- Когда чувствую запах мяса, мне он нравится, потому что я его помню, знаю, какое оно на вкус. Но когда вижу, оно вообще не вызывает никакого желания.

 




 - Чем нравится заниматься помимо музыки?


- Я люблю готовить, у меня есть мечта когда-нибудь открыть ресторан или кафе. Мне нравится фотографировать, еще, возможно, попробую себя в режиссуре, мне это доставляет удовольствие. Еще я обожаю ничего не делать, но чтобы не чувствовать за это угрызения совести, сначала нужно хорошенько поработать (смеётся).

 

- Чего ждать поклонникам, есть ли задумки и творческие планы?

 

- Задумок всегда очень много. Совсем недавно мы записали совместную песню с известным рэп-исполнителем. Но пока не скажу, с кем (улыбается). В скором времени она должна выйти. Еще мы записали альбом, но чего-то ждём. Сложно сказать, чего именно. Сейчас один из самых сложных периодов за последние 20 лет. Это касается абсолютно всего, в том числе, и музыки. Может быть, мы ждём какого-то более благоприятного времени, когда люди смогут расслабиться и обратить внимание на что-то помимо собственных проблем.

 



- Напоследок наш традиционный вопрос, каков твой взгляд на повседневную жизнь?

 

- В своих песнях я говорю о том, что нужно не париться и делать то, что нравится. Мы сами создаём свой мир. Нужно окружать себя людьми, которые нравятся. То, что иногда получается не так, как мы хотим – это круто. Потому что, если бы не было проблем, не было бы и движения вперёд. Нужно научиться переваривать это без лишних нервов, считаю, что это большое искусство.



За предоставленный интерьер выражаем благодарность ресторану «White cafe».


Фотограф: Аракчиева Вероника  


Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Наталья Лисаева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: