Наверх

Ах, эта свадьба: трэш, угар и содомия как они есть

OnAir 13.11.2016     1364

Мне часто задают вопрос «Где твои свадебные фотографии?» и требуют их показать. Когда люди слышат в ответ, что свадьбы у меня не было, они смотрят на меня, как на прокаженную, и полушепотом спрашивают: «Что, просто расписались? Без платья? Каааак?». Сплошное разочарование. 


В свою очередь я задаюсь вопросом зачем приглашать на важный для тебя день мнимых друзей и двоюродную тетю троюродного брата твоего отца? И настолько ли он, этот день, важен, как все привыкли считать? Да зачем вообще современному человеку весь этот шик торжества микрорайонного масштаба? Облупившийся подъезд пятиэтажки, эдакой классической хрущевки. В более современной версии – девятиэтажки. Краска со стен слезает клочьями. Обязательно грязно голубого или зеленого цвета. А выше крашенных панелей выбеленные в прошлую эпоху стены и потолок. Потолок обязательно слегка подкопченный лампой накаливания и увенчанный пыльной паутиной. 


Возле металлической двери собралась толпа нарядных людей. Юноши в красивых костюмах с таким, знаете, блеском и отливом, особенный шик – когда костюм светлый. Девушки в трикотажных платьях по фигуре, естественно, в стразах и кружеве, ни одна уважающая себя барышня не наденет на свадьбу своей подруги платье без декора. Приблизительно так мое воображение рисует процесс выкупа невесты, которая тоже невероятно нарядная прячется за металлической дверью в родительской «двушке». 


А еще мой внутренний режиссер говорит о том, что свет для этой картины должен быть слегка приглушенным, как в фильмах Ларса фон Триера, ну, чтобы добавить легкий флер абсурдности происходящего. Ведь за той самой пресловутой дверью прячется беременная невеста в белом платье, в корсет которого так не хотел вмещаться живот на пятом месяце беременности. Зато подол платья воздушно-зефирный. И фата. Да, фата должна быть в любом случае. Она ведь символизирует непорочность девушки. Жених готов приплатить «похитителям», чтобы больше не видеть этой самой невесты, с которой они под одной крышей живут вот уже пятый год, а приходится отдавать свои кровные, чтобы этот жизненный мрак продолжался и дальше. 


Потом будет торжественная роспись в районном ЗАГСе, потом – фотосет по местным достопримечательностям в обнимку с березками и памятниками на ближайшем обелиске (да-а, такое случается, часто), а потом – застолье. Пышное такое, с конкурсами и тамадой, в шашлычной особо крупных размеров. 


Первый танец, все плачут и умиляются. Снимают фату и повязывают платок – все плачут и умиляются. Потом все бухают и всем весело, гости лопают воздушные шарики месивом из пятых точек женщин с причинными местами мужчин и прочая-прочая, что снится мне в кошмарах или видится в ленте «контакта». 


Вероятно, где-то там должен быть и медовый месяц, ну или хотя бы медовый отпуск за свой счет в несколько дней. А примерно с понедельника невеста выходит на работу счастливая, с остатками наращенных ресниц и праздничного маникюра. И все коллеги смотрят то, от чего у меня дергается глаз в ленте «контакта»,  -фотографии с ретушью, голубями и сердечками. Через некоторое время в этой самой ленте меня, конечно, начнут бесить фотографии их годовасика, но это уже совершенно другая история.

Автор: Оксана Шумильская

Больше интересных материалов читайте в нашем Telegram

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Статьи по теме: